Реестр пропусков сбу


На сайте «112.UA» опубликована статья журналиста и блогера Ларисы Лисняк, которая разобралась в проблеме бумажных пропусков и подготовила перечень полезных советов для их обладателей. Ниже приводим полный текст статьи.

Новый год – новые проблемы. Главной напастью со 2-3 января 2016 года при пересечении линии разграничения стало отсутствие данных в электронном реестре СБУ. Прежде всего это касается тех, кто имел на руках бумажные пропуска (не всех, но многих). И об этом люди узнают на самом контрольно-пропускном пункте: проехав несколько часов до самого КПП, простояв 3-4 часа при морозе в -15 градусов до и потом час на самом КПП для проверки своих паспортов. Все для того, чтобы многим из них сказали грозное: «Нет, вас в базе нет…» А ведь это «нет» не в будний период, а в новогодние праздники. И кто знал, что в ночь на 1 января произойдет не только обнуление времени, но и частичное обнуление реестра СБУ?


К истории вопроса

Официально пропусками начали пугать в декабре 2014 года. Призывали оформлять, но люди не реагировали и продолжали ездить по старинке, понимающе кивая на предупреждения пограничников на КПП: вы с этим не шутите, оформляйте документы, с января ситуация ужесточится.

И вот с 21 января 2015 года в один день резко прекратили пропускать через линию разграничения даже по справкам внутренних переселенцев. И тогда народ подался оперативно регистрировать пропуска. На тот момент еще бумажные. Бумажная форма документов породила волну коррупции и допзаработка: на неподконтрольных территориях возникла масса фирмочек, предлагающих подобные услуги без выезда в координационный центр (от 350 до 800 грн за пропуск с ожиданием в месяц-два, когда «нужно срочно», цена доходила до 1000-1200 грн), услуги подешевле предлагали частники с авто – они по городу собирали у жителей документы и сами отвозили их через блокпосты в центр.

Уже весной бум о небывалых объемах коррупции и теневом обороте по оформлению пропусков захлестнул соцсети и медиа. Делать было нечего – СБУ объявила о создании к 25 марта электронной «антикоррупционной» системы, но на деле запустить сайтurp.ssu.gov.ua удалось лишь 7 июля.

Электронный «Реєстр дозволів для переміщення осіб в районі проведення АТО» существенно облегчил оформление пропуска рядовому украинцу, обладающему базовыми компьютерными навыками. Те, кто не имели доступа к интернету и компьютеру, продолжали обращаться к посредникам. Введение электронной системы снизило цену их услуг – теперь за оформление пропуска на неподконтрольных территориях уже просили 100-150 грн.


При этом у 300 тысяч граждан (по данным СБУ) на руках оставались ранее оформленные бумажные пропуска. Чтобы облегчить жизнь себе и страждущим, СБУ сообщила, что эти данные автоматически занесены в электронный реестр. И так действительно было. Люди с бумажными пропусками спокойно перемещались вплоть до конца декабря, с осени предъявляя на КПП только паспорта. «Пробивался» паспорт по электронной базе – человек проезжал, не «пробивался» – хоть три бумажных пропуска в наличии не помогут.

У бумажных пропусков изначально был один нюанс – срок их действия заканчивался 31 декабря 2015 года. И, идя навстречу гражданам, 10 декабря СБУ официально сообщила, что «усі громадяни, які вже мають дозволи та не порушували порядок в’їзду на неконтрольовану територію і виїзду з неї, матимуть можливість без додаткового переоформлення та подачі заявок перетинати лінію зіткнення і наступного року». Граждане поверили. И поехали…

С Новым годом, с новыми проблемами

До 31 декабря проблем с пересечением линии разграничения особо не возникало. Как ездили до этого, так и продолжали. Поэтому до наступления Нового года многие выехали «из» и многие въехали «в»…


1 января 2016 года поток через КПП был минимален, проблема с базой не проявлялась. Первые сообщения о «непонятках» начали поступать 2 января, а 3 января это уже переросло в массовую проблему. Мои друзья (обладатели бумажных пропусков) 3 января так и не смогли проехать КПП «Зайцево» и, промерзнув с детьми в очереди на КПП, а потом в очереди на проверку паспортов в реестре, вынуждены были вернуться обратно в Славянск (их в базе данных не оказалось). Другие друзья до Нового года пересекли линию разграничения и теперь гадают, смогут ли вернуться обратно после праздников. Аналогичными сообщениями «кишат» соцсети.

Нужно отметить, что с проблемами столкнулись именно те, кто долгое время не пересекал линию разграничения, тем самым не проверил свою личную «пропускную способность». Это преимущественно внутренние переселенцы, которые весь год мечтали поцеловать стены родного дома, обнять родных и близких в период новогодних каникул. Те же, кто регулярно ездил по маршруту «из – в», особых проблем не заметили.

Решение вопроса

Судя по пабликам соцсетей и опыту моих знакомых, основные трудности ожидали на КПП «Зайцево» (бахмутское направление, сектор «С»). Вот уже несколько месяцев это самый проблемный пропускной пункт, т.к.


рез него, помимо «ДНР», едут из/в «ЛНР». Тех, кто пытался проехать на неподконтрольную территорию, но его не оказалось в базе, пограничники отправляли в Бахмут (бывший Артемовск), на улицу Советскую, д. 60 – здесь расположен координационный центр сектора «С». Гражданам предлагалось заполнить бумажные заявления на добавление в электронную базу, с ожиданием результата до нескольких суток. Поэтому тут же сориентировались проворные частники, которые из Бахмута до Донецка провозят по полям, минуя КПП, за 450-500 гривен с человека. Тут же активизировались фирмы-посредники, предлагающие ускорение процесса добавления в базу.

На КПП «Новотроицкое» (мариупольское направление, сектор «С») и КПП «Марьинка» (кураховское направление, сектор «Б») ситуация оказалась проще, и пограничники более сговорчивые (кто по-человечески, кто на материальной основе).

Как бы там ни было, доступ к базе данных простые смертные не имеют, ехать на свой страх и риск на КПП в мороз не хочется, поэтому предлагаем ряд способов проверки наличия себя в «Реєстрі дозволів для переміщення осіб в районі проведення АТО».

Способ № 1: можно позвонить в координационный центр по телефонам (092) 318-05-08, (067) 334-07-95 и уточнить информацию о наличии в базе по номеру паспорта и фамилии. Но номера чаще всего заняты или недоступны.

Поэтому способ № 2: попробуйте подать новую электронную заявку. Для облегчения процесса продемонстрируем базовые положения инструкции с учетом изменений по состоянию на 3 января 2016 года.


Шаг № 1 «Регистрация»

Если вы впервые на сайте urp.ssu.gov.ua, то предварительно вам нужно зарегистрироваться. Жмем кнопку «Реєстрація» и заполняем на украинском языке предложенную форму.

Указываем адрес действующей электронной почты, вводим указанный цифровой код безопасности, нажимаем «Зареєструватися» и проверяем указанный ящик электронной почты. Практически мгновенно на него приходит письмо с адреса [email protected]. В нем находится присвоенный вам от имени СБУ логин (бессмысленный шестизначный набор букв и цифр) и придуманный вами пароль.

Если вдруг потеряли письмо с входными данными, на главной странице сайта предусмотрена функция «Забули логін чи пароль?»

Шаг № 2 «Авторизация»

Возвращаемся на главную страницу. Вводим логин и пароль, указанный на странице цифровой код, жмем «Увійти». (В случае пяти неудачных попыток ввода пароля или логина ваш IP-адрес будет заблокирован, для его разблокировки необходимо обратиться к администрации сайта по адресу [email protected]). Переходим на страницу с приветствием и вашим ФИО в правом верхнем углу. Жмем «Подати заяву».

Шаг № 3 «Подача заявки»


Выбираем сектор, пропуск в который желаете получить. Если вы намерены проезжать через несколько секторов – выбирайте несколько, удерживая клавишу «Ctrl». (По собственному опыту пересечения контрольно-пропускных пунктов, электронное разрешение дает право проезда по всем секторам. Но раз при подаче заявки есть функция выбора секторов – лучше выбирать.)

Переходим к появившейся расширенной форме для заполнения заявки. Внешне все понятно. Но есть свои особенности.

Перед первым заполнением полей удобнее собрать базовую информация в word-файле: в нем проще проверить ошибки, к тому же при «сбое» системы достаточно будет скопировать информацию. Все поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения. Подавать заявку нужно на украинском языке.

Сканверсии документов (паспорта, фото и пр.) можно не добавлять – разрешение на проезд будет дано и без них. Сервер перегружен, изображения прикрепляются трудно и лишь приводят к «зависанию» системы.

Что касается позиций «Місце фактичного проживання» (МФП) и «Місце реєстрації» (МР):

  • если вы – переселенец: в МФП указываете адрес из справки ВПЛ, а в МР – адрес прописки из паспорта;
  • если МФП и МР совпадают (живете там же, где и прописаны), то ставите соответствующую «галочку» и заполняете только поля в МФП;
  • если прописаны по одному адресу, а живете по иному, то в МФП указываете первый адрес, в МР – адрес прописки из паспорта.

«Мета та маршрут переміщення осіб в районі проведення АТО». Раньше этой позиции нужно было уделять особое внимание, т.к. СБУ «пугала», что на основании целей в основном и принимается решение – дать вам разрешение на въезд/выезд или нет. Но со временем (с увеличением потока заявок, нехватки человеческих ресурсов на проверку указанных вами целей и пр.) к этой позиции стали относиться проще. Многие указывают даже вымышленные мотивы и тоже получают разрешения (но цель указать все равно нужно, т.к. поле должно быть заполнено).

Что касается вида пропуска: многоразовый выдается сроком на 1 год, одноразовый действует в течение 14 дней с выездом/въездом в обе стороны линии соприкосновения.

Жмете «Далі». И тут вы получаете ответ на вопрос – есть вы в базе или нет.

  • Если вы (или человек, данные которого проверяете) зарегистрированы, то появится уведомление, что «эта серия и номер паспорта уже есть в базе». Дело в том, что сейчас идет привязка к паспортным данным, и подать заявку на одного человека (на одни паспортные данные) можно только один раз.
  • Если вас нет в электронной базе, система пропустит далее – то есть предложит завершить процесс подачи заявки. И здесь уже выбор за вами – если есть бумажный пропуск, можете выйти из системы и ждать, а вдруг СБУ в ближайшие дни все-таки исправит ситуацию и довнесет данные.

Более разумный вариант – нажать кнопку «Подати» и завершить оформление новой заявки. Предварительно проверьте, не допустили ли ошибки, в этом случае воспользуйтесь кнопкой «Корегувати».

Функция корректировки сохраняется, пока ваша заявка находится в обработке. Вы можете ею воспользоваться через раздел «Історія подачі заявок».

В разделе «Історія подачі заяв» вы также следите за дальнейшими пертурбациями со своей заявкой. Сначала будет указано, что она находится «В обробці», примерно через неделю появится «Оформлено» и уточнение: ваше разрешение будет зарегистрировано в течение трех дней. Эта фраза будет висеть все время.

Чтобы узнать окончательный вердикт – нажмите на сам номер заявки, перейдите к расширенным данным. Если в конце значится только «Оформлено», значит, путь получения электронного разрешения завершен.

Что же касается обладателей бумажных пропусков, то будем надеяться, что СБУ все-таки пересмотрит базу и завершит обещанный процесс автоматической перерегистрации разрешений на пересечение линии разграничения. И долгий путь домой будет облегчен за счет решения хотя бы одной из массы проблем.

www.06236.com.ua


? ОФОРМЛЕНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО ПРОПУСКА ‼БЫСТРО ‼КАЧЕСТВЕННО‼НАДЕЖНО‼

✔ обычный ➡ до 10 рабочих дней + 1-3 рабочих дня, если требуется удаление старого пропуска (оплата после оформления)
✔ срочный ➡ до 2 рабочих дней (по предоплате)Expand text…

✅ Помощь в удалении старого пропуска ) ➡ около 3 рабочих дней (срок действия, которого истек)

✅ Исправление ошибок, в уже оформленном пропуске (при наличии логина и пароля)


➡ около 10 рабочих дней
✅ Удаление пропуска с ошибками (при наличии логина и пароля) ➡ около 3 рабочих дней
✅ Переоформление пропуска с ошибками ➡ до 2 рабочих дней

✅ Удаление пропуска, оформленного на русском языке (при наличии логина и пароля) ➡ около 3 рабочих дней

✅ Удаление пропуска со статусом "ВІДМОВЛЕНО" (при наличии логина и пароля) ➡ до 2 рабочих дней

ЦЕНЫ НА ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫЕ УСЛУГИ https://vk.com/topic-92603882_35464831

P.S. Данные о пропуске передаются в систему Государственной пограничной службы Украины в течении 3-х рабочих дней со дня его оформления. Поэтому, если Вы совершаете поездку в эти " 3 рабочие дня", то сотрудники пограничной службы могут Вас направить в координационный центр, который находится при каждом блокпосту.
================================================================
✒ КОНТАКТЫ

☎ 050-769-10-09 (моб.звонки, Viber)
071-379-11-41(Феникс) Раиса

Звонки принимаются ⏰ с 9 до 18
ВЫХОДНОЙ ➡ воскресенье

‼Ув.подписчики и гости группы‼Обращаем Ваше внимание …

✔ из-за большого кол-ва полезной информации в нашей группе, многие думают, что мы Координационный Центр. НЕТ — мы не Координационный Центр и не Благотворительная организация, поэтому наши услуги ПЛАТНЫЕ (кроме консультаций)

✔ мы оказываем консультации, но ТОЛЬКО по вопросам оформления пропуска. Огромная просьба не звонить нам за пенсии, паспорта и т.п.!!!

‼ВНИМАНИЕ ‼МОШЕННИКИ ‼
В связи с тем, что появились случаи, когда нашим участникам группы пишут в ЛС ВКонтакте с предложениями об указании услуг от нашего имени, обращаем Ваше внимание, что мы не предлагаем свои услуги, путем написания личных сообщений Вконтакте, мы не переписываемся ЛС (исключение, если ВЫ самостоятельно оставили запрос в разделе "ТОВАРЫ" или "КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО УСЛУГАМ").

С нами можно связаться ТОЛЬКО по телефонам, указанным в данной группе

vk.com

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ. Пошагово и со скриншотами


На прошлой неделе СБУ объявила о запуске сайта urp.ssu.gov.ua, на котором можно отослать документы для оформления электронного пропуска. В тестовом режиме сайт работал около недели, и если вы зарегистрировались и пытались подать заявку ранее – забудьте, с 7 июля все начинается сначала.

Донецкая журналистка Лариса Лисняк проверила работоспособность системы. Как она пишет в своей статье,  система действует, но, как всегда, с нюансами. «И, учитывая, что инструкции пользования сайтом нет, то весь процесс идет путем проб и ошибок. При этом сайт довольно понятный».

Шаг 1. Регистрация

Работая с сайтом осложнена тем, что он время от времени «ложится», данные могут быть утеряны (но не всегда), и придется начинать все сначала. Поэтому шаг первый – дождитесь, когда сайт заработает.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Жмем «Реєстрація» и попадаем в соответствующий раздел.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Заполняем поля. Можно на русском языке, но учитывая, что решение принимают регистраторы украинского ведомства, то лучше заполнить на украинском. Это дополнительная лояльность с вашей стороны.

Сразу акцент – на сайте пока нет функции «личного кабинета», поэтому изменить вносимые персональные данные в дальнейшем невозможно.

Указываем адрес действующей электронной почты, так как это практически единственная последующая ваша связь с регистраторами. Что касается номера своего телефона, то подавать его нужно в формате с указанием страны (если «украинский» номер, то «+38″), так как при наличии интернета заявку можно, в принципе, подавать из любой точки мира. Сразу укажите несколько номеров, потому что см. выше – нет «личного кабинета», и добавить потом не удастся.

Важный момент – пароль. Сразу вводите нормальный, а не как всегда «для пробы» – 111111. Изменить пароль в дальнейшем тоже самостоятельно не получится.

Нажимаем «Зареєструватися» и проверяем указанный ящик электронной почты. Практически мгновенно на него приходит письмо с адреса info@urp.ssu.gov.ua. В нем присвоенный вам от имени СБУ логин (шестизначный набор букв и цифр) и придуманный вами пароль. Примечательно – ответ приходит на русском языке, будем считать это взаимным толерантным шагом со стороны СБУ.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Если потеряли письмо с входными данными, на главной странице предусмотрена функция «Забули логин чи пароль?» Но проверять ее чисто из любопытства не стоит. Я проверила – в итоге, получила новое письмо с info@urp.ssu.gov.ua: логин остался прежний (хаотичные буквы и цифры), но вместо моего пароля СБУ мне прислала свой вариант – не менее хаотичные буквы и цифры. Хотя с точки зрения безопасности это лучше.

Шаг 2. Авторизация

Возвращаемся на главную страницу. Вводим в поля присланный вам логин и пароль, жмем «Увійти». Переход на страницу с приветствием означает, что все работает правильно. В верхнем правом углу будут отображены ФИО, указанные вами при регистрации.

Реестр пропусков сбу

Жмем «Подать заявление».

Шаг 3. Подача заявки

Выбираете сектор, пропуск в который желаете получить (если вы намерены проезжать через несколько секторов – для каждого подается отдельная заявка). Выбираем вариант гражданства.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Жмем «Далі». Появляется расширенная форма для заполнения. Внешне все понятно. Но есть свои особенности.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Когда будете первый раз заполнять поля, копируйте ответы в отдельный word-файл. Вам это пригодится, если не хотите десятки раз набирать одно и то же, так как система часто дает сбои. Все поля, отмеченные звездочкой (*), обязательны для заполнения.

Опять-таки, заявку можно заполнять на русском языке. Но чтобы потом не гадать «а может, это мне из-за языка отказали в пропуске», пишите по-украински, не ошибетесь.

Основные проблемы начинаются, когда вы пытаетесь загрузить изображения (фото, копии документов). Изображения принимаются в двух форматах — .jpeg/.jpg и .png. В примечаниях не указан ни размер, ни килобайтный «вес» загружаемого. Учитывая мои пробы и ошибки, позаботьтесь, чтобы изображения были до 1 Mb. Все необходимые фото и сканверсии загрузить в один присест вряд ли получится. Если изображение загружается более минуты – система «зависла». Отменить загрузку нельзя – нет такой функции. Вернуться на шаг назад нельзя – и такой функции нет. Перезагружая страницу, вас отбрасывает на главную. Опять вводите логин и пароль, и здесь «рулетка» – или ваши ранее внесенные данные сохранятся, или придется перенабирать (для этого и нужен архивный word-файл).

Еще важный нюанс – фраза о том, что все изображения вы можете загружать «за бажанням». Но из опыта: ваше «бажання» указывает, насколько вы заинтересованы в получении пропуска, что у вас есть все документы хотя бы в сканверсии и пр. Поэтому, чтобы опять в дальнейшем не мучить себя вопросом – «а может, это мне из-за отсутствия фото паспорта отказали в пропуске» – загружайте все документы.

Если будете мешкать и находиться на странице более пяти минут, шанс «выбрасывания» из системы увеличивается. Вы этого можете и не заметить: просто или фото не загрузятся, или дальше по уровням не пройдете.

Особое внимание уделять блока «Цель и маршрут перемещения лиц в районе проведения АТО». Потому что на основании него в основном и будет принято решение — дать вам разрешение на въезд / выезд или нет.

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

«Конечно, в идеале лучше подтвердить свои цели документами. Например в разделе данных о паспорте можно залить пока только три файла, требуются первые два разворота и страница с пропиской). Если что, в процессе заполнения формы можно удалить уже загруженные изображения и вместо них перезалить нужные.  Жмем «Далі».

Шаг 4. Результат

После того, как Вы заполните все графы заявки и приложите (при желании или необходимости) фото, то Вы перейдете на следующий уровень. Он выглядит так:

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

Вот как выглядит очень важная страница «История подачи заявлений»:

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

После подачи заявления, к сожалению, на Вашу электронную почту никаких дополнительных подтверждений не прихдет. Поэтому, если вдруг кто-то решит «хакнуть» сайт или база сама собой «улетучится», то доказательств о подаче заявки нет. В этом случае еще совет – делайте скринверсии своих шагов.

На сайте нет онлайн-консультанта, но для этого есть страница «Контакты» с телефонами и электронными адресами всех координационных центров. Важно это знать!

Как подать заявку на пропуск через сайт СБУ: Пошаговое руководство

В связи с тем что систему только-только запустили, возможна ее доработка и изменения. Но пока сайт работал в описанном выше режиме.

 Как понять что пропуск в зону АТО уже оформлен

Пропуск в зону может быть и ранее 10 суток. Чтобы проверить, оформлен ли ваш пропуск и вам дали разрешение на проезд, достаточно авторизоваться на сайте регистрации и кликнуть вверху по ссылке «Історія подачі заяв» и если напротив вашей фамилии будет вот такая запись…

оформлено… значит вам повезло и теперь не ранее трех суток, вы можете пересечь временную границу.

Послесловие

Конечно, такой способ подачи заявки ограничивает в правах тех, у кого нет доступа к интернету, тех, кто не владеет компьютерными навыками, не у каждой бабушки есть рядом дети или внуки, которые могут создать им ящик электронной почты, отсканировать документы и заполнить форму. Но с января уже достаточно активно развился бизнес по оформлению пропусков.

5. Как сделать новый пропуск в зону АТО когда старый закончился

О том, что и как  нужно сделать по истечении года, когда уже срок действия созданного электронного пропуска истечет, читайте в моем новом сообщении «Как продлить пропуск в зоне АТО».

Читайте так же: как оформить пропуск по биометрическому паспорту.

ogend.ru

Крымские власти утверждают что деньги на счет пострадавшей переведены!  Страшная судьба жертвы керченского теракта: оставшейся без ноги отказались помочь «Семья неблагополучная, денег не давать» — так сказали официально. Каждое утро 48-летний Юрий Калиниченко садится в метро на станции «Севастопольская». Пять остановок по прямой. Выходит на «Полянке». Еще 300 метров пешком к пункту назначения — НИИ Неотложной детской хирургии и травматологии. С наступлением темноты Юрий по тому же маршруту возвращается обратно. Больше всего он боится, что не сегодня-завтра у него закончатся деньги на проезд. И тогда он не сможет добраться до больницы, где лежит его 16-летняя дочь Наталья, которая оказалась в эпицентре взрыва во время теракта в керченском политехническом колледже. Керченская трагедия как горячая новость «умерла» еще неделю назад. На местном форуме уже давно сменились настроения, горожане переключились с обсуждения стрельбы в учебном заведении на дела более насущные. Жизнь продолжается. И только у Юрия жизнь замерла в одном направлении: «Севастопольская» — «Полянка» — больница. Официального списка раненых, которых отправили на лечение в Москву, не озвучивали в СМИ. То ли родители пострадавших сами просили оградить семьи от внимания журналистов, то ли местные власти проявили ненужную инициативу. Лишь через неделю после теракта кто-то выбросил в Сеть информацию: «Родители пострадавшей в Керчи уехали в Москву без денег». И дальше — фамилия-имя-отчество отца раненой студентки и номер счета: «Помогите чем можете». Мы созвонились с Юрием Калиниченко. Договорились о встрече. — Я в Москве совсем чужой. Ни разу здесь раньше не был. Простите, пожалуйста, но могу встретиться только на «Севастопольской» или у метро «Полянка». Боюсь, в другое место не доеду, не научился ориентироваться еще, — заикался от волнения мужчина. — Вот недавно вышел из метро и заблудился. Пошел не в ту сторону. Замерз. Вернулся обратно в метро погреться. Снова вышел и опять не туда свернул. Пришлось еще раз в подземку спускаться, греться. Спросить у прохожих дорогу — постеснялся. Да и меня предупредили, что в Москве к людям не стоит подходить. На просьбу показать дорогу не отреагируют. Я заметил, у вас все по навигатору ходят. А у меня телефон кнопочный, старенький, Интернета нет. Мы встретились около больницы. В ближайшей кофейне. Юрий при встрече явно смущался. — По кофе? — предложила я. Он опустил глаза. — Спасибо, я сыт, — вежливо отказался. Я поняла, что мужчину смутили цены в заведении. Ему было стыдно за свое положение, за то, что не может позволить себе чашку кофе. Хотя стыдно должно быть тем людям, которые отправили его сюда без копейки денег. Я включила диктофон. Юрий еще долго чувствовал неловкость. Ранее ему не приходилось плакаться посторонним людям, хотя жизнь его изрядно потрепала. «Папа, Политех взорвали, мне оторвало ногу» — Я поминутно помню тот день, — начал Калиниченко. — Сидел дома. Вдруг раздался звонок с незнакомого номера. В трубке услышал крик дочери: «Папа, Политех взорвали. Мне оторвало ногу». И связь оборвалась. Я выбежал на улицу. Услышал вой сирен, «скорые» по городу ездили. Не понимал, куда бежать. Рванул в больницу. И там в коридоре увидел дочь. У меня в глазах помутнело. Она лежала на кушетке, под которой образовалась огромная лужа крови. Одна нога у нее болталась. Вторая была закинута за голову. Я потрогал ее волосы. Они были сожжены. К моей девочке никто не подходил. Я стал кричать, хватать врачей за руки, падать на колени: «Пожалуйста, помогите». Врачи пробегали мимо. Меня накрыла истерика. Дочь меня успокаивала: «Папа, все нормально. Я ведь живая». А потом отвернулась и так тихо себе под нос: «За что это мне? За что?» Наталья оказалась в эпицентре взрыва. Позже она опишет воспоминания следователю. Расскажет, что слышала громкий хлопок. Потом почувствовала удар по голове. Закрыла лицо руками. Отключилась на доли секунды. Очнулась. Все было в дыму. В метре от нее догорал труп молодого человека. Рядом лежала девушка без ног. Наталья попыталась приподняться. Не смогла. Ей показалось, что ее ноги тоже оторвало. В этот момент обвалилась стена здания, накрыло кого-то из преподавателей. Дальше Наталья слышала только крики, стоны. — К дочери подбежали пожарные. Положили ее на мешок и вытащили на улицу, — продолжает собеседник. — Из ноги хлестала кровь. К дочке долго никто не подходил. Она стала орать, звать на помощь. Кто-то попытался ее успокоить: «Жди, сейчас «скорая» подойдет». «Скорая» так и не приехала. Наталья чувствовала, что вот-вот отключится. Стала кричать сильнее. Кровь не останавливалась. — В первые часы возле колледжа творился хаос. Врачи не понимали, кого надо спасать в первую очередь. Мимо дочери пробегал какой-то мужчина. Именно его она попросила позвонить мне: «Надо папе сообщить, что я жива, а то он сойдет с ума». А потом этот мужчина схватил Наташу, отнес ее в свою машину и доставил в больницу. Если бы не он, она вряд ли бы выжила. Умерла бы от потери крови. В больнице Юрий провел всю ночь, пока его дочери делали операцию. — Я сидел и смотрел в одну точку. В тот момент я думал — как же мне повезло, что мой ребенок выжил и я знаю, что она здесь, рядом. Пока я ждал окончания операции, другие родители ждали информацию про своих детей. Первые сутки никого не выгоняли из больницы. Я видел серые лица родителей, которые не могли разыскать своих детей. Помню, как привезли девочку без пальцев, на каталках лежали дети без сознания. В больнице не хватало коек — врачи оперировали раненых в фургонах на улице. Утром врачи сказали Юрию, что его дочь отправляют в Москву. Попросили его привезти вещи девушки. — Я планировал сразу с Наташей поехать в Москву. Но меня не пустили. Вещи передать успел, но они так и не дошли до Москвы. Потерялись где-то в дороге, — вздыхает Юрий. — Я ведь не знал, что нужно ей в больнице, поэтому все, что нашел, сгреб в сумку. Дома никаких ее вещей не осталось. «Денег на пострадавших так и не перевели» С экрана телевизора в первые дни после трагедии только и было слышно: «Окажем любую помощь семьям погибших и пострадавшим. Создана специальная комиссия. Обращайтесь в городскую администрацию». Юрий и отправился в администрацию Керчи. — Там мне сказали открыть счет в банке, куда переведут 500 тысяч рублей — столько выделили на каждого пострадавшего, — вспоминает Калиниченко. — Но предупредили, что я могу потратить деньги на санаторий, инвалидную коляску или на лекарства дочери. Если хоть копейку пущу не по назначению, то с меня эти деньги вычтут. Я открыл счет в банке. Но денег так не видел. До сих пор ничего начислено не было. Хотя в газетах писали, что всем раненым деньги выплатили. На второй день после теракта Юрий засобирался в Москву. Мужчина не сомневался, что проживание и перелет оплатят городские власти. По телевизору ведь обещали. — Когда я заикнулся о деньгах, мне сказали: забудь, вернешься летом в Керчь, тогда и отправим твою дочь в санаторий на эту сумму, — рассказывает Калиниченко. — У меня же не было средств даже на билет в один конец. До теракта я три недели находился на больничном. Скрутило позвоночник. С финансами было совсем туго. Но в Москву мне надо было лететь в любом случае. Я упрямо обивал пороги горадминистрации. Видно, сжалились надо мной. Денег на руки не дали, но билет и проживание в гостинице оплатили. В столице по прилете меня и еще одну маму пострадавшей встретили волонтеры. Дочка той женщины, которая прилетела со мной, работала в столовой колледжа, пирожки продавала. Мы сразу поехали в больницу. Вечером нас довезли до гостиницы. О ситуации Юрия быстро узнали в Керчи. Местные жители на очередном собрании, где присутствовали представители власти Крыма, задали вопрос высокопоставленному чиновнику по поводу отца пострадавшей. И услышали ответ: «Семья у пострадавшей неблагополучная, денег отцу велено не давать». — Я уже находился в Москве, когда мне начали звонить знакомые. Рассказывали, что он на собрании утверждал, что ему якобы лично звонила моя Наташа и просила не передавать мне деньги, потому что я их пропью, — у мужчины задрожали руки. — Я не знаю, откуда у него эта информация. Наташа после теракта физически не могла никому звонить. Она находилась в реанимации. Да и телефона чиновников у нее нет. Меня же в городе многие знают, я занимаюсь ремонтом квартир. Не пью, не курю. Семья у нас бедная, но назвать нас неблагополучными нельзя. Юрий замолчал. И добавил: «Вы мне верите?» Я кивнула. Догадываюсь, как выглядят алкоголики. И как они живут. История Юрия явно не из этой оперы. — А многие ведь поверили этим словам, — добавляет собеседник. — Когда мои знакомые опубликовали в Сети мой номер телефона, чтобы мне помогли маленько с деньгами, мне долго ничего не переводили. Правильно, кто станет перечислять пьющему человеку? Некоторые звонили с одним вопросом: «Правда, что вы пьете?» Он ведь не знает, что я воспитывал дочь один. Когда Наташа училась в школе, меня все ее учителя знали. Да вы сами проверьте, позвоните директору школы. Я не пропускал ни одного классного собрания, помогал школе с ремонтом. Классная руководительница всегда ко мне за помощью обращалась. Дочка закончила 9 классов на 4–5. Поступила на бюджетное отделение в политехнический колледж, на факультет земельно-имущественных отношений. В день трагедии она приболела. Но дома не осталась, боялась пропустить контрольные. Она у меня шибко ответственная. Накануне мы с ней до часу ночи распечатывали лабораторные. Она отучилась всего полтора месяца. После трагедии ко мне пришли сотрудники из социальной службы. Я поинтересовался у них, сможет ли дочка позже продолжить учебу. Мне ответили, что об образовании она может забыть. А я так мечтал, чтобы у моей девочки было хорошее образование и счастливое будущее. Юрий еще долго рассказывал о том, как сам выхаживал недоношенную дочь, когда та была младенцем. Как сидел с ней, когда девочка хворала. А болела Наталья все детство. — Наташа родилась недоношенным ребенком. У нее была анемия и дистрофия. Дочку в детсад не хотели брать из-за недостатка веса. Мне так и сказали: «Наберете 10 кг, тогда и приходите». Пришлось с ней сидеть дома, набирать килограммы, — продолжает мужчина. — Я крутился как мог. Пока утром она спала, бежал на рынок, торговал с 6 до 9 утра. Что не успевал продать, сгребал обратно в сумку и бежал домой, чтобы дочка не успела проснуться. Когда Наташа набрала вес, ее уже не хотели принимать в сад из-за проблем с речью, связывали отставание в развитии с ее психикой. Но я уговорил комиссию, чтобы ее приняли в логопедический садик. Там речь ей за 2 года поправили. Я для дочери готов был горы свернуть, понимал, что я ей и за папу, и за маму. А настоящая мама нас бросила, когда дочке был год и 8 месяцев. Бабушек и дедушек у нас не было, все умерли. Одни мы с Наташкой остались. Я ее выдюжил. К школе она окончательно окрепла. О своей бывшей жене Юрий плохо не говорит. Хотя мог бы. — Маму Наташи можно понять, не хотела она возиться с больным ребенком, вот и ушла. Из Керчи она не уехала. Но к нам редко приходила. Может, раз в пять лет появлялась. Однажды она столкнулись с Наташей в маршрутке. «Ты знаешь, я твоя мама», — только и сказала она дочери. После трагедии позвонила, спросила, что случилось. Я рассказал. Намекнул ей, не может ли она финансово помочь нам. В ответ услышал: «Я никогда вам не платила и не собираюсь». И бросила трубку. Юрий замолчал. А я подумала, как жалко, что господин чиновник сейчас не сидит рядом с нами и не слушает историю этой семьи. «Операцию делали в спешке, ногу отрезали не задумываясь» На протяжении всей беседы Юрий постоянно бросал взгляд на часы. Заметно нервничал. — У Наташи сегодня перевязка под наркозом. Даже эту процедуру она не выдерживает. Очень больно ей. Она тяжело приходит в себя после наркоза. Просит, чтобы в этот момент я был рядом. Держал ее за руку. Так ей спокойнее, — объясняет беспокойство мужчина. — Какие у нее травмы? — спрашиваю. — Больше всего пострадала нога. Когда я увидел Наташу в больнице после теракта, у нее ступня уже висела. Наташа держала ее рукой, чтобы остановить кровь. После операции я спросил у врачей: «Ничего ей не отрезали?» Мне так спокойно: «Отрезали ступню». Наверное, при других обстоятельствах и можно было сохранить ногу. Но у керченских врачей не оставалось времени на раздумья, да и не были наши медики готовы к такому наплыву раненых. Оперировали на скорую руку. После ампутации кость вылезла наружу, рану закрутили скобами. В московской больнице мне сказали, что придется все переделывать. На днях Наташа перенесла еще одну операцию. Из ноги вытащили болт и гвозди. Кости оказались сильно раздроблены. Нога уменьшается. Постепенно будут ее вытягивать. Это займет не меньше четырех месяцев. Затем установят протез. Я плохо в этом разбираюсь. Понял одно: мы здесь застряли надолго. Полгода как минимум придется Наташе жить в больнице. Затем предстоит длительная реабилитация. Слава богу, что она попала в эту больницу. В Керчи бы ее не спасли. А вот вторая нога пострадала гораздо меньше. Там два открытых и один закрытый перелом. Я ей массирую ногу, делаем гимнастику. Понемногу ее разработали, пальцами уже может шевелить. — Протез сделают бесплатно? — Я не знаю. Никто ничего не обещал, но все говорят, что нужен протез. Но рано или поздно Наташе выделят 500 тысяч рублей. Я еще заработаю. На протез наскребем. Пока рано об этом думать. Нога совсем обездвижена. По своей наивности Юрий не знает, что стоимость хорошего протеза — это миллионы рублей. 500 тысяч хватит лишь на реабилитацию. — Я дочь не брошу одну, останусь с ней до конца, — говорит Калиниченко. — Попозже начну работу в Москве искать. В ближайшие две недели не могу от нее отойти. Сейчас Наташу накрывает депрессия, плачет из-за ноги, считает себя калекой. Ну и фантомные боли ее мучают — ноги нет, а пальцы там болят. — Ожоги у нее есть? — Ожоги сильные на ногах, руках и животе. В одном месте куска кожи не хватает. Я ее успокаиваю, мол, денег нам хватит на косметический салон, там все шрамы и залатают. Еще у нее контузия. Одно ухо понемногу восстанавливаться. А вот второе совсем не слышит. С ней в реанимационной палате еще три девочки из Керчи лежат. Они говорят очень тихо. Моя не слышит, расстраивается. Я как переводчик там выступаю, передаю весь разговор ей на ухо. Еще у Наташи память ухудшилась. Но врачи обнадеживают, что со временем нормализуется. Я им верю. Если не верить, как дальше жить? — Психологи с вашей дочерью работают? — Да, в больнице с ней постоянно общаются. Из соседней церкви приходят люди. Они по ночам там дежурят. Кому памперс меняют, кому воду приносят. Психологи же просили не поднимать тему теракта при дочери. Но Наташа сама к тому дню возвращается. У нее в ушах гул стоит, такой же, как был после взрыва. — Телевизор у них есть в палате? — В палате нет телевизора. Только в общем холле. Но они лежачие, не могут выйти в коридор. Да и не до телевизора им сейчас. Я вот шоколадки им недавно принес, они даже не притронулись. После наркоза ничего не лезет. Ну ничего, пойдут на поправку — все съедят. Дети ведь они еще. А все дети любят сладкое. — Вы до позднего вечера в больнице сидите? — Куда же я денусь? Вот сижу, держу за руку. Вдруг проснется, а меня рядом нет. Она меня не отпускает, все время зовет: «Папа, папа». «Волонтеры принесли дочке носки. Она как увидела — разрыдалась: «На что мне их надевать?» Напротив кафе, где мы сидели, — церковь. Юрий смотрит в окно. — Знаете, наверное, Бог спас мою дочку. Я ее весной покрестил. И когда случился взрыв, все ее украшения посрывало, даже кольца, а цепочка с крестиком осталась на шее. — На какие деньги вы здесь живете? — Нашлись добрые люди в Керчи, которые поверили, что я не пьяница, перекинули мне немного денег. Вы мой паспорт сфотографируйте, убедитесь тоже, что я не мошенник. Паспорт дочери могу показать. Мне посоветовали видео снять около больницы и выложить в Интернет для убедительности. Но я не умею это делать. Вы можете меня сфотографировать около больницы? Юрий дрожащими руками достает паспорта. Я прошу убрать документы. — Сколько вам перечислили денег? — Сначала 6 тысяч рублей. Потом еще 10 тысяч — я все эти деньги на счет Наташи перевел. У нас город небогатый. Кто 100 рублей перевел, кто 200 скидывает. 1000 редко кто пересилит. Я еще купил фрукты пострадавшим девчонкам. Моей Наташе сменные маечки купил. Из одежды больше ей пока ничего не надо. Волонтеры с продуктами помогли. Приходили представители каких-то организаций в больницу. Принесли дочке кучу носков. Наташа как увидела носки —разрыдалась: «Папа, унеси». Куда ей эти носки, если ступни нет? — Если вам все-таки придется выселяться из гостиницы, куда пойдете? — Мне звонили недавно какие-то музыканты. Комнату предложили. Сказали, диван, стиральная машинка, вай-фай есть. Но вроде, когда информация дошла до нашей администрации, что мне жить негде, номер в гостинице продлили. Надолго ли, не знаю. У меня ведь даже вещей здесь нет. В чем приехал, в том и хожу. Успеваю ночью постираться. Если не высыхает одежда, надеваю влажную. — Чем вы в Керчи занимались? — Я на стройке работал, ремонты в квартирах делал. Я ведь еще и дизайнер. Зарабатывал немного. Десять тысяч рублей получал. Принимал участие в строительстве Керченского моста, вот там что-то успел подработать. Для Керчи зарплата в 20 тысяч считается отличной. Денег нам с Наташей хватало на квартплату и еду. Кушали мы скромно, в основном каши. 100–150 рублей в день на продукты уходило. Минувшим летом я работал день и ночь. Надо ведь было подготовить дочку к учебе в колледже. Копил на ксерокс. Наташа тоже летом работала официанткой в кафе. Школьные учителя уговаривали ее остаться до 11-го класса, она ведь и на золотую медаль могла вытянуть. Но Наташа понимала, что лучше побыстрее получить профессию, чтобы зарабатывать самой. Не знаю, что дальше с нами будет. Пока дочка боится возвращаться в Керчь, думает, там везде взрывают. — Вы планируете здесь остаться? — Конечно. Надеюсь найти здесь работу. Вот только Наташе полегче станет, и я устроюсь куда-нибудь. Да и проще мне будет на работе. Надо как-то отвлекаться. В больнице психологически тяжело находиться. Там столько боли и слез. Я возвращаюсь в гостиницу в 11 вечера. И на меня такая усталость накатывает. Сразу вырубаюсь. Просыпаюсь часа в 2 ночи. Помоюсь, постираюсь и еще пару часов дремлю. И так каждый день. Ну и деньги надо зарабатывать, чтоб дочку поднять. Мы с ней обязательно выкарабкаемся. Я все для этого сделаю. Кроме меня у нее никого нет. P.S. Желающим помочь семье Калиниченко просьба обращаться в редакцию «Московского комсомольца».

ok.ru


Categories: Украина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.