Реестр в зону ато

При отсутствии в «ДНР» мобильной связи Vodafone у жителей возникла новая проблема – оформление пропусков для пересечения линии разграничения. У Координационных групп номера украинских операторов связи и позвонить им из «ДНР» можно лишь с точек, где принимается сигнал Vodafone, «Киевстара» или Life. Кроме того, в форме подачи заявки на пропуск необходимо указывать номер мобильного телефона любого украинского оператора, сигнал которых на неподконтрольной территории отсутствует.

Следует отметить, что практически все жители, которым необходимо пересекать линию разграничения, имеют электронные пропуски. В связи с тем, что пропуск выдается всего на год, сейчас основная проблема связана с его продлением. За месяц до окончания действия пропуска в личном кабинете появляется кнопка «Продлить», и в этот период нужно успеть подать новую заявку. Если человек не успел – пропуск аннулируется и исчезает из аккаунта.


По сути, старый пропуск должен автоматически удаляться из базы реестра. Но это происходит не всегда. Чаще всего люди сталкиваются с ситуацией, когда при подаче новой заявки система сообщает, что «такі серія і номер паспорта вже є в базі даних». В этом случае оформить новый пропуск самостоятельно не возможно.

«Старые пропуска из базы не удаляются. Я столкнулась с этим до Нового года. Звонила в Координационную группу, там сказали, что данные остаются. Раньше удалялись, потом они заблокировали эту опцию», – отмечает дончанка Анна Петренко.

Есть несколько способов удаления старого пропуска из «Реестра разрешений для перемещения лиц в районе проведения АТО».

Вариант № 1 – по телефону. Аннулировать старый пропуск можно позвонив в Координационные группы (контакты представлены здесь). Главное условие – пропуск должен быть не действительным, т.е. период его действия должен быть просрочен.

При этом официального разъяснения по поводу удаления пропуска по телефону нет. Но на практике людям удавалось пройти эту процедуру.

Из опыта обращавшихся, ситуация по отдельным Координационным группам такова:

  • Координационная группа «Мариуполь» (г. Мариуполь, Донецкая обл.): в телефонном режиме пропуск аннулируют, это отмечают большинство обратившихся;
  • Координационная группа «Донецк» (г. Бахмут, Донецкая обл.): всем дозвонившимся отказали в удалении в телефонном режиме, аргументируя это тем, что заявление необходимо писать в письменном виде;

  • Координационная группа «Луганск» (г. Старобельск, Луганская обл.): не отказываются аннулировать в телефонном режиме, но работают только по оформлению пропусков для пересечения линии разграничения в Луганской области (КПВВ «Станица Луганская»).

В Координационную группу «Мариуполь-2», расположенную в пгт Великая Новоселка, дозвониться практически не возможно.

Жители, в частности, Донецка делятся своим опытом удаления пропуска в телефонном режиме:

  • Валерия: «Удаляют только в том случае (по телефону), если срок годности прошлого пропуска уже истек. Лично звонила и удаляла, через 2 минуты уже делала новый»;
  • Тая: «Мы звонили в Координационный центр, там проверили, сказали, что данных нет. Приехали домой, и спокойно зарегистрировались заново»;
  • Юлия: «Звонить надо именно в Мариуполь (номера на сайте о пропуске есть) и по телефону удаляют, а ты регистрируешь новый потом уже. Их телефоны: (063) 658-63-97, (097) 010-94-25 – это мариупольская Координационная группа. Но дозвониться к ним – то еще испытание»
  • Анастасия: «Мариуполь, Координационная группа – (063) 169-37-81, (097) 010-94-25. Звоните удалять».

Но все Координационные группы имеют номера телефонов украинских мобильных операторов. Поэтому для звонка им жители неподконтрольной Донетчины должны искать места, куда добивается сигнал украинских операторов с подконтрольной территории. Например, в Донецке наиболее активны точки приема сигнала Vodafone – на железнодорожном вокзале, на окраине Петровского района (бывший супермаркет «Амстор», поселок Трудовские и пр.), на основных мостах и вплоть до кладбищ. Есть такие места и в Горловке, Ясиноватой и иных городах.

«Мы ездили на ж/д вокзал звонили, там и вай-фай есть. Звонили в течение часа пока дозвонились», – рассказывает дончанка Тая.

Важно учесть, что Координационная группа не сообщает, когда именно пропуск будет удален. Поэтому человеку нужно проверять статус удаления самому.

В телефонном режиме у сотрудников Координационных групп также можно узнать наличие пропуска в базе СБУ, срок его действия и т.п.

Вариант № 2 – по электронной почте. Можно обратиться в Координационную группу и по электронной почте, однако официально адреса почты не опубликованы. При этом люди отмечают, что обращались в Координационную группу «Мариуполь» по адресу coordination_group_m@ukr.net.

«Я писала в январе на эл. почту coordination_group_m@ukr.net, и мне удалили данные (только при условии, что срок действия истек)», – подтверждает дончанка Евгения.

Вариант № 3 – подача письменного заявления. Официальный способ внесения изменений в пропуск, а также его аннулирование – подача письменного заявления в Координационную группу. Если с подконтрольной территории заявку можно отправить обычной почтой (советуют – письмом с уведомлением), то для жителей неподконтрольной Донетчины выход – или самим выезжать для посещения КГ, либо передавать заявление через знакомых.


Проблема этого способа – большие очереди в Координационных группах. Например, в Мариуполе люди с ночи занимают очередь, придя в 4 утра – в списке уже более 30-ти человек. При этом в Мариуполе работают три пункта приема-обработки пропусков:

  • г. Мариуполь, ул. Архитектора Нильсена, 26/2, каб.48, тел:+38 (097) 010-94-25, +38 (063) 658-63-97;
  • г. Мариуполь, проспект Мира, 107;
  • пгт Сартана (примыкает к Мариуполю), ул. Челюскинцев, 67а.

Чтобы удалить пропуск, срок действия которого истек, с помощью подачи заявления необходимо:

  • написать письменное заявление в адрес одной из Координационных групп. Можно выбрать любую КГ своей области, так как доступ к реестру пропусков есть у каждой из них. В заявлении необходимо попросить удалить заявку и указать ее номер, а также причину удаления;
  • к заявлению приложить документы, подтверждающие личность ‒ копию паспорта, идентификационного номера и справки переселенца (если она есть);
  • на подконтрольной территории заявление необходимо отправить письмом с уведомлением через «Укрпочту», либо передать лично в КГ. Жители неподконтрольной Донетчины могут либо сами привезти заявление, либо передать через лиц, которые сюда направляются. 

Отметим, что для исправления ошибок в пропуске также требуется письменное заявление, алгоритм действий аналогичный.

Строгой формы заявления в КГ нет, примерно оно может быть составлено в таком виде:

Реестр в зону ато

Что касается причины удаления пропуска, то можно указать:

  • если срок действия пропуска истек – «прошу анулювати мою заяву №ххххххх, у зв'язку з закінченням терміну дії для повторного оформлення»;
  • если пришел отказ в оформлении пропуска – «прошу анулювати мою заяву №ххххххх, у зв'язку з відмовою для повторного оформлення»;
  • если в пропуске ошибка – «прошу виправити помилку в моїй заяві №ххххххх у даті народження, змінити 08.09.1966 на 18.09.1966».

Если вы не знаете номера своей заявки, то необходимо в заявлении заменить «заяву №ххххххх» на «заяву, оформлену на паспортні дані ВВ 123456».

Вариант № 4 – через посредников. В «ДНР» продолжают нелегально действовать посредники, которые за определенную плату предлагают оформление, переоформление, продление и аннулирование пропусков. Информацию о своих услугах они публикуют преимущественно в соцсетях, а также расклеивают объявления на улицах. Стоимость аннулирования пропуска у них составляет 100 грн. Но проблема таких «решал» в том, что они-то деньги возьмут, но вы не получите гарантии, что ваш пропуск будет удален из реестра.  


Когда удастся аннулировать старый пропуск, можно подавать заявку на новый. Но жителям неподконтрольной Донетчины нужно учесть еще один момент. Дело в том, что при подаче заявки в электронной форме необходимо указывать номер мобильного телефона украинского оператора (или городской номер – но это актуально для жителей подконтрольных Украине территорий). Естественно, номер «республиканского» мобильного оператора «Феникс», которым сейчас вынуждены пользоваться в «ДНР», не подходит. Его-то указать можно, и система примет такую электронную заявку, но есть риск не получить утвердительное решение по пропуску, когда сотрудники фискальной службы будут проверять поданную информацию.

Положительный момент, что номер телефона – это формальность. При оформлении пропуска на него пока не перезванивают, никаких уведомительных sms-сообщений не присылают. Поэтому, в принципе, можно указывать любой номер. В этой связи жители неподконтрольной Донетчины сейчас стараются указывать свои прежние номера украинских операторов.

Как неоднократно сообщалось, в «ДНР» до сих пор принимается сигнал украинского мобильного оператора «Интертелеком», работающего в формате CDMA. При его наличии для жителя неподконтрольной Донетчины часть проблем с оформлением пропуска отпадают сами собой.

Ирина Степанова, РПД «Донецкие новости»

Читайте также:


  • Пересекающим КПВВ: Новые контакты координационных групп
  • Пересечение линии разграничения: Если закончился срок действия пропуска
  • Кому могут отказать в выдаче пропуска в зону АТО
  • Кто может получить пропуск в зону АТО в срочном порядке за сутки
  • Очередь занимаем ночью: Как в Мариуполе оформляют пропуска в зону АТО

dnews.dn.ua

Что представляет собой пропуск в зону АТО?

Пропуск в зону ато

Некоторые граждане, впервые собирающиеся пересечь линию разграничения, ошибочно полагают, что разрешение не обходимо не только для проезда через КПВВ, но и для посещения прифронтовых населенных пунктов. Это неверно. Если целью поездки является Авдеевка, Марьинка, Красногоровка, Счастье или Станица Луганская, то пропуск в зону АТО не нужен. Это же касается и всех остальных городов и сел, находящихся под контролем правительства Украины. Разрешение требуется исключительно для пересечения КПВВ для проезда на территорию, которая управляется властями ДНР и ЛНР.


Впервые система контроля за перемещением граждан в зоне АТО была введена в декабре 2014 года. С того времени всем, кто собирается пересечь КПВВ, для проезда необходимо получить пропуск. Поначалу этот документ был бумажным. Но вскоре использование обычных пропусков с печатью породило массу проблем, связанных с подделкой и коррупцией при оформлении. Поэтому с января 2016 года для идентификации лиц, пересекающих линию разграничения в зоне АТО, используется база данных СБУ, а само разрешение утратило вид бумажной справки.

Выдачей пропусков не занимается служба безопасности России, ДНР или ЛНР. Любые документы, выданные на неподконтрольных территориях, за исключением свидетельства о рождении или смерти, не имеют в Украине юридической силы. За оформлением разрешения необходимо обращаться в специальный раздел официального сайта СБУ.

Основные проблемы

Контрольно-пропускной пункт

На сегодняшний день граждане могут оформить однократный или многократный пропуск. В первом случае срок действия документа имеет ограничение в 14 дней. Многократное разрешение можно использовать в течение 12 месяцев.


Важно помнить, что бумажный вариант пропуска уже не выдаётся и не действует. Пересечь границу между подконтрольной правительству территорией и ДНР-ЛНР можно лишь после одобрения электронной заявки.

Могут ли не пропустить в зону АТО при отсутствии паспорта, но при наличии пропуска? Пункт 1.4 Временного порядка контроля за перемещением граждан через линию разграничения разрешает предъявлять на КПВВ любое действующее удостоверение личности, выданное украинскими государственными учреждениями. Таким образом, если человек покажет сотруднику ГПСУ свои водительские права, военный билет или санитарную книжку, то формальных препятствий для прохода или проезда через линию соприкосновения не будет. Главное не забывать, что удостоверение личности должно иметь фотографию и не быть просроченным. И конечно же, жителям неподконтрольных территорий крайне не рекомендуется на украинском пропускном пункте предъявлять вместо своего паспорта какие-либо документы, выданные в ДНР или ЛНР.
Как показывает практика, типичными проблемами при пересечении линии разграничения в зоне АТО являются:

  • большая автомобильная или пешая очередь;
  • отсутствие доступа в интернет на КПВВ, что делает невозможным проверку пропусков;
  • сбой или задержка в работе сайта СБУ;
  • прекращение работы КПВВ в связи с обстрелом.

Как оформить пропуск в зону АТО: Видео

Как узнать, есть ли фамилия в базе данных

Основным способом оформления пропуска в зону АТО является подача заявки через сайт СБУ. Для жителей подконтрольной правительству части Донецкой и Луганской областей, которые не могут воспользоваться интернетом, но желают пересечь линию соприкосновения, действуют так называемые координационные центры и группы. Обратившись к ним, гражданин может оформить заявку или получить доступ в базу данных СБУ, а также узнать, есть ли фамилия в списке уже оформленных пропусков. Координационные группы работают в следующих населенных пунктах:

  • г. Краматорск;
  • г. Старобельск;
  • г. Бахмут (бывший Артемовск);
  • г. Мариуполь;
  • пгт. Великая Новоселка.

За исключением Краматорска, где приём граждан осуществляется в отдельном здании координационного центра обработки документов зоны АТО по адресу ул. Парковая, д. 43, группы в других городах расположены в местных управления Национальной полиции. Найти их не представит труда даже приезжему.

При наличии доступа в интернет оформление заявления заметно упрощается, поскольку нет необходимости обращаться за помощью в координационные группы. Вся информация вводится и обрабатывается на сайте Службы безопасности Украины. Там же происходит подача повторного заявления.

Проверка

Читаем также:
Как живет Украина сегодня
Виза в Украину

Как узнать есть ли вы в базе данных СБУ? Для этого необходимо зайти на главную страницу сайта этой службы. Затем в верхнем меню нажать на ссылку «Громадянам». Попав на следующую страницу, выбираем раздел «Реєстр дозволів для переміщення осіб в районі проведення АТО». При наличии логина и пароля, полученного при регистрации, обращение к базе данных покажет историю поданных гражданином заявок. Если оформлялся многоразовый пропуск, срок которого рассчитан на один год, можно будет узнать дату окончания действия разрешения. Разумеется, если в базе данных человека нет, то он попросту не сможет ввести логин и пароль на сайте СБУ из-за отсутствия регистрационных сведений.

migrant.guru

Продление в интернете

Продлить разрешение на посещение зоны АТО, если вы проходили оформление в интернете, возможно только с его помощью. Для этого нужно зайти на сайт, где выполняется оформление электронных пропусков. Для входа в аккаунт необходимо ввести логин. Пароль пишется только вручную. Копировать нельзя. Для подтверждения пишется проверочный код.

Реестр в зону ато

Логином будет служить адрес электронной почты, который был указан при первой регистрации на портале. Затем нужно нажать кнопку «Відновити». Через небольшой промежуток времени на почту будет выслано письмо, в котором подробно описано, какие необходимо выполнить действия, чтобы возобновить пароль.

Когда авторизация будет пройдена, нужно открыть раздел «История подачи заявлений». Здесь можно будет увидеть все сделанные вами заявки. Разрешается написать 5 заявлений на разных лиц.

Если вы оформляли заявку на продление пропуска, так как уже осталось меньше двух месяцев до окончания времени его действия, в графе красным цветом загорится кнопка, с надписью «Переподати».

Полезно знать! Довольно часто такая кнопка появляется не в указанный срок. Ее можно будет увидеть, когда останется две недели, а не два месяца, как было указано. Волноваться не стоит, нужно просто подождать. Она обязательно появится.

После нажатия на эту кнопку перед вами откроется страница регистрации пропуска. Если быть более точным, вы сможете увидеть раздел, в котором будет происходить корректировка написанной вами заявки. Иначе говоря, будут вноситься изменения в информацию, которую вы сообщили во время первой регистрации своего разрешения.

Обычно все заполненные поля остаются без изменений, если, конечно, в этом нет большой необходимости. Убедившись в правильности всех данных, нужно отправить их для дальнейшей обработки.

Статус вашего заявления превратится «В обробцi». Вы увидите надпись с обещанием провести обработку вашего запроса за 10 дней. Никакой сложности в таких действиях не возникает. Все очень просто.

Иногда, когда вы сами пытаетесь продлить ваш электронный адрес, система может написать, что регистрация номера паспорта уже была пройдена. В этом случае нужно нажать кнопку: «Подать заявку». Откроется страница с вашими персональными данными. Кнопку «Далее» нажимать не нужно. Строка браузера заканчивается фразой «step=2». Достаточно изменить двойку на тройку и нажать «энтер». Заявка немедленно отправится в обработку.

Полезная информация! Иногда кнопка появляется на экране, но она выглядит не активированной. После нажатия на нее, появляется сообщение системы, что возникла ошибка. Причина появления такой надписи связана с перегруженностью сервиса. Придется немного подождать и затем повторить операцию. Пройдет несколько дней, и все обязательно получится.

Продление пропуска с помощью третьих лиц

Если оформление разрешения вы делали не сами, а его срок скоро закончится, нужно попросить человека, занимавшегося оформлением пропуска, зайти в аккаунт и внести вашу заявку.Реестр в зону ато

При отсутствии такой возможности придется подождать окончания срока действия пропуска, зарегистрироваться и открыть новый аккаунт. Это позволит подать заявление на получение пропуска. Иногда люди, которые платили за оформление электронного разрешения, сами продлевают пропуск, не обращаясь на сайт, но это происходит очень редко.

Когда срок действия полностью вышел, пропуск удаляется из истории. Однако его не стирают из базы данных СБУ. Чтобы подать новую заявку, необходимо обязательно удалить уже устаревший пропуск.

Удаление пропуска

Чтобы в 2018 году удалить пропуск, необходимо выполнить следующие операции:

  • Написать заявление в письменном виде. Его нужно отправить в выбранную вами координационную группу. Текст заявления должен содержать просьбу провести удаление вашей заявки с указанием ее номера. Требуется описать причину удаления.Реестр в зону ато
  • Совместно с заявлением подается копия паспорта, ИНН, справка переселенца (только лицам, у которых она имеется).
  • Написанное заявление необходимо отправлять заказным письмом, обязательно с уведомлением. Разрешается лично отнести ваше заявление в выбранную координационную группу.

Важно! Помните, что координационные группы не занимаются приемом писем, написанных в электронном виде.

Ошибки

Чтобы исправить в пропуске сделанную ошибку, нужно обязательно представить письменное заявление в портал СБУ.

В 2018 году «Реестр разрешений на перемещение лиц в зоне АТО» претерпел несколько изменений. В него вошли дополнительные позиции:

  1. Появилось разрешение автоматически удалять из базы все заявления, которые не были «переподаны» заранее, пока не кончился срок электронного разрешения. Иными словами, чтобы второй раз зарегистрировать пропуск, не требуется повторная регистрация на сайте.
  2. Список документов для оформления электронного пропуска стал намного больше. В него вошли:
  • Украинский паспорт.
  • Загранпаспорт.
  • Вид на ПМЖ.
  • ID карта.

Теперь удаление заявок и личных данных можно делать самостоятельно, не прибегая к услугам координационных центров.

Важно! Оформление нового пропуска и его переоформление происходит бесплатно.

visasam.ru

Крымские власти утверждают что деньги на счет пострадавшей переведены!  Страшная судьба жертвы керченского теракта: оставшейся без ноги отказались помочь «Семья неблагополучная, денег не давать» — так сказали официально. Каждое утро 48-летний Юрий Калиниченко садится в метро на станции «Севастопольская». Пять остановок по прямой. Выходит на «Полянке». Еще 300 метров пешком к пункту назначения — НИИ Неотложной детской хирургии и травматологии. С наступлением темноты Юрий по тому же маршруту возвращается обратно. Больше всего он боится, что не сегодня-завтра у него закончатся деньги на проезд. И тогда он не сможет добраться до больницы, где лежит его 16-летняя дочь Наталья, которая оказалась в эпицентре взрыва во время теракта в керченском политехническом колледже. Керченская трагедия как горячая новость «умерла» еще неделю назад. На местном форуме уже давно сменились настроения, горожане переключились с обсуждения стрельбы в учебном заведении на дела более насущные. Жизнь продолжается. И только у Юрия жизнь замерла в одном направлении: «Севастопольская» — «Полянка» — больница. Официального списка раненых, которых отправили на лечение в Москву, не озвучивали в СМИ. То ли родители пострадавших сами просили оградить семьи от внимания журналистов, то ли местные власти проявили ненужную инициативу. Лишь через неделю после теракта кто-то выбросил в Сеть информацию: «Родители пострадавшей в Керчи уехали в Москву без денег». И дальше — фамилия-имя-отчество отца раненой студентки и номер счета: «Помогите чем можете». Мы созвонились с Юрием Калиниченко. Договорились о встрече. — Я в Москве совсем чужой. Ни разу здесь раньше не был. Простите, пожалуйста, но могу встретиться только на «Севастопольской» или у метро «Полянка». Боюсь, в другое место не доеду, не научился ориентироваться еще, — заикался от волнения мужчина. — Вот недавно вышел из метро и заблудился. Пошел не в ту сторону. Замерз. Вернулся обратно в метро погреться. Снова вышел и опять не туда свернул. Пришлось еще раз в подземку спускаться, греться. Спросить у прохожих дорогу — постеснялся. Да и меня предупредили, что в Москве к людям не стоит подходить. На просьбу показать дорогу не отреагируют. Я заметил, у вас все по навигатору ходят. А у меня телефон кнопочный, старенький, Интернета нет. Мы встретились около больницы. В ближайшей кофейне. Юрий при встрече явно смущался. — По кофе? — предложила я. Он опустил глаза. — Спасибо, я сыт, — вежливо отказался. Я поняла, что мужчину смутили цены в заведении. Ему было стыдно за свое положение, за то, что не может позволить себе чашку кофе. Хотя стыдно должно быть тем людям, которые отправили его сюда без копейки денег. Я включила диктофон. Юрий еще долго чувствовал неловкость. Ранее ему не приходилось плакаться посторонним людям, хотя жизнь его изрядно потрепала. «Папа, Политех взорвали, мне оторвало ногу» — Я поминутно помню тот день, — начал Калиниченко. — Сидел дома. Вдруг раздался звонок с незнакомого номера. В трубке услышал крик дочери: «Папа, Политех взорвали. Мне оторвало ногу». И связь оборвалась. Я выбежал на улицу. Услышал вой сирен, «скорые» по городу ездили. Не понимал, куда бежать. Рванул в больницу. И там в коридоре увидел дочь. У меня в глазах помутнело. Она лежала на кушетке, под которой образовалась огромная лужа крови. Одна нога у нее болталась. Вторая была закинута за голову. Я потрогал ее волосы. Они были сожжены. К моей девочке никто не подходил. Я стал кричать, хватать врачей за руки, падать на колени: «Пожалуйста, помогите». Врачи пробегали мимо. Меня накрыла истерика. Дочь меня успокаивала: «Папа, все нормально. Я ведь живая». А потом отвернулась и так тихо себе под нос: «За что это мне? За что?» Наталья оказалась в эпицентре взрыва. Позже она опишет воспоминания следователю. Расскажет, что слышала громкий хлопок. Потом почувствовала удар по голове. Закрыла лицо руками. Отключилась на доли секунды. Очнулась. Все было в дыму. В метре от нее догорал труп молодого человека. Рядом лежала девушка без ног. Наталья попыталась приподняться. Не смогла. Ей показалось, что ее ноги тоже оторвало. В этот момент обвалилась стена здания, накрыло кого-то из преподавателей. Дальше Наталья слышала только крики, стоны. — К дочери подбежали пожарные. Положили ее на мешок и вытащили на улицу, — продолжает собеседник. — Из ноги хлестала кровь. К дочке долго никто не подходил. Она стала орать, звать на помощь. Кто-то попытался ее успокоить: «Жди, сейчас «скорая» подойдет». «Скорая» так и не приехала. Наталья чувствовала, что вот-вот отключится. Стала кричать сильнее. Кровь не останавливалась. — В первые часы возле колледжа творился хаос. Врачи не понимали, кого надо спасать в первую очередь. Мимо дочери пробегал какой-то мужчина. Именно его она попросила позвонить мне: «Надо папе сообщить, что я жива, а то он сойдет с ума». А потом этот мужчина схватил Наташу, отнес ее в свою машину и доставил в больницу. Если бы не он, она вряд ли бы выжила. Умерла бы от потери крови. В больнице Юрий провел всю ночь, пока его дочери делали операцию. — Я сидел и смотрел в одну точку. В тот момент я думал — как же мне повезло, что мой ребенок выжил и я знаю, что она здесь, рядом. Пока я ждал окончания операции, другие родители ждали информацию про своих детей. Первые сутки никого не выгоняли из больницы. Я видел серые лица родителей, которые не могли разыскать своих детей. Помню, как привезли девочку без пальцев, на каталках лежали дети без сознания. В больнице не хватало коек — врачи оперировали раненых в фургонах на улице. Утром врачи сказали Юрию, что его дочь отправляют в Москву. Попросили его привезти вещи девушки. — Я планировал сразу с Наташей поехать в Москву. Но меня не пустили. Вещи передать успел, но они так и не дошли до Москвы. Потерялись где-то в дороге, — вздыхает Юрий. — Я ведь не знал, что нужно ей в больнице, поэтому все, что нашел, сгреб в сумку. Дома никаких ее вещей не осталось. «Денег на пострадавших так и не перевели» С экрана телевизора в первые дни после трагедии только и было слышно: «Окажем любую помощь семьям погибших и пострадавшим. Создана специальная комиссия. Обращайтесь в городскую администрацию». Юрий и отправился в администрацию Керчи. — Там мне сказали открыть счет в банке, куда переведут 500 тысяч рублей — столько выделили на каждого пострадавшего, — вспоминает Калиниченко. — Но предупредили, что я могу потратить деньги на санаторий, инвалидную коляску или на лекарства дочери. Если хоть копейку пущу не по назначению, то с меня эти деньги вычтут. Я открыл счет в банке. Но денег так не видел. До сих пор ничего начислено не было. Хотя в газетах писали, что всем раненым деньги выплатили. На второй день после теракта Юрий засобирался в Москву. Мужчина не сомневался, что проживание и перелет оплатят городские власти. По телевизору ведь обещали. — Когда я заикнулся о деньгах, мне сказали: забудь, вернешься летом в Керчь, тогда и отправим твою дочь в санаторий на эту сумму, — рассказывает Калиниченко. — У меня же не было средств даже на билет в один конец. До теракта я три недели находился на больничном. Скрутило позвоночник. С финансами было совсем туго. Но в Москву мне надо было лететь в любом случае. Я упрямо обивал пороги горадминистрации. Видно, сжалились надо мной. Денег на руки не дали, но билет и проживание в гостинице оплатили. В столице по прилете меня и еще одну маму пострадавшей встретили волонтеры. Дочка той женщины, которая прилетела со мной, работала в столовой колледжа, пирожки продавала. Мы сразу поехали в больницу. Вечером нас довезли до гостиницы. О ситуации Юрия быстро узнали в Керчи. Местные жители на очередном собрании, где присутствовали представители власти Крыма, задали вопрос высокопоставленному чиновнику по поводу отца пострадавшей. И услышали ответ: «Семья у пострадавшей неблагополучная, денег отцу велено не давать». — Я уже находился в Москве, когда мне начали звонить знакомые. Рассказывали, что он на собрании утверждал, что ему якобы лично звонила моя Наташа и просила не передавать мне деньги, потому что я их пропью, — у мужчины задрожали руки. — Я не знаю, откуда у него эта информация. Наташа после теракта физически не могла никому звонить. Она находилась в реанимации. Да и телефона чиновников у нее нет. Меня же в городе многие знают, я занимаюсь ремонтом квартир. Не пью, не курю. Семья у нас бедная, но назвать нас неблагополучными нельзя. Юрий замолчал. И добавил: «Вы мне верите?» Я кивнула. Догадываюсь, как выглядят алкоголики. И как они живут. История Юрия явно не из этой оперы. — А многие ведь поверили этим словам, — добавляет собеседник. — Когда мои знакомые опубликовали в Сети мой номер телефона, чтобы мне помогли маленько с деньгами, мне долго ничего не переводили. Правильно, кто станет перечислять пьющему человеку? Некоторые звонили с одним вопросом: «Правда, что вы пьете?» Он ведь не знает, что я воспитывал дочь один. Когда Наташа училась в школе, меня все ее учителя знали. Да вы сами проверьте, позвоните директору школы. Я не пропускал ни одного классного собрания, помогал школе с ремонтом. Классная руководительница всегда ко мне за помощью обращалась. Дочка закончила 9 классов на 4–5. Поступила на бюджетное отделение в политехнический колледж, на факультет земельно-имущественных отношений. В день трагедии она приболела. Но дома не осталась, боялась пропустить контрольные. Она у меня шибко ответственная. Накануне мы с ней до часу ночи распечатывали лабораторные. Она отучилась всего полтора месяца. После трагедии ко мне пришли сотрудники из социальной службы. Я поинтересовался у них, сможет ли дочка позже продолжить учебу. Мне ответили, что об образовании она может забыть. А я так мечтал, чтобы у моей девочки было хорошее образование и счастливое будущее. Юрий еще долго рассказывал о том, как сам выхаживал недоношенную дочь, когда та была младенцем. Как сидел с ней, когда девочка хворала. А болела Наталья все детство. — Наташа родилась недоношенным ребенком. У нее была анемия и дистрофия. Дочку в детсад не хотели брать из-за недостатка веса. Мне так и сказали: «Наберете 10 кг, тогда и приходите». Пришлось с ней сидеть дома, набирать килограммы, — продолжает мужчина. — Я крутился как мог. Пока утром она спала, бежал на рынок, торговал с 6 до 9 утра. Что не успевал продать, сгребал обратно в сумку и бежал домой, чтобы дочка не успела проснуться. Когда Наташа набрала вес, ее уже не хотели принимать в сад из-за проблем с речью, связывали отставание в развитии с ее психикой. Но я уговорил комиссию, чтобы ее приняли в логопедический садик. Там речь ей за 2 года поправили. Я для дочери готов был горы свернуть, понимал, что я ей и за папу, и за маму. А настоящая мама нас бросила, когда дочке был год и 8 месяцев. Бабушек и дедушек у нас не было, все умерли. Одни мы с Наташкой остались. Я ее выдюжил. К школе она окончательно окрепла. О своей бывшей жене Юрий плохо не говорит. Хотя мог бы. — Маму Наташи можно понять, не хотела она возиться с больным ребенком, вот и ушла. Из Керчи она не уехала. Но к нам редко приходила. Может, раз в пять лет появлялась. Однажды она столкнулись с Наташей в маршрутке. «Ты знаешь, я твоя мама», — только и сказала она дочери. После трагедии позвонила, спросила, что случилось. Я рассказал. Намекнул ей, не может ли она финансово помочь нам. В ответ услышал: «Я никогда вам не платила и не собираюсь». И бросила трубку. Юрий замолчал. А я подумала, как жалко, что господин чиновник сейчас не сидит рядом с нами и не слушает историю этой семьи. «Операцию делали в спешке, ногу отрезали не задумываясь» На протяжении всей беседы Юрий постоянно бросал взгляд на часы. Заметно нервничал. — У Наташи сегодня перевязка под наркозом. Даже эту процедуру она не выдерживает. Очень больно ей. Она тяжело приходит в себя после наркоза. Просит, чтобы в этот момент я был рядом. Держал ее за руку. Так ей спокойнее, — объясняет беспокойство мужчина. — Какие у нее травмы? — спрашиваю. — Больше всего пострадала нога. Когда я увидел Наташу в больнице после теракта, у нее ступня уже висела. Наташа держала ее рукой, чтобы остановить кровь. После операции я спросил у врачей: «Ничего ей не отрезали?» Мне так спокойно: «Отрезали ступню». Наверное, при других обстоятельствах и можно было сохранить ногу. Но у керченских врачей не оставалось времени на раздумья, да и не были наши медики готовы к такому наплыву раненых. Оперировали на скорую руку. После ампутации кость вылезла наружу, рану закрутили скобами. В московской больнице мне сказали, что придется все переделывать. На днях Наташа перенесла еще одну операцию. Из ноги вытащили болт и гвозди. Кости оказались сильно раздроблены. Нога уменьшается. Постепенно будут ее вытягивать. Это займет не меньше четырех месяцев. Затем установят протез. Я плохо в этом разбираюсь. Понял одно: мы здесь застряли надолго. Полгода как минимум придется Наташе жить в больнице. Затем предстоит длительная реабилитация. Слава богу, что она попала в эту больницу. В Керчи бы ее не спасли. А вот вторая нога пострадала гораздо меньше. Там два открытых и один закрытый перелом. Я ей массирую ногу, делаем гимнастику. Понемногу ее разработали, пальцами уже может шевелить. — Протез сделают бесплатно? — Я не знаю. Никто ничего не обещал, но все говорят, что нужен протез. Но рано или поздно Наташе выделят 500 тысяч рублей. Я еще заработаю. На протез наскребем. Пока рано об этом думать. Нога совсем обездвижена. По своей наивности Юрий не знает, что стоимость хорошего протеза — это миллионы рублей. 500 тысяч хватит лишь на реабилитацию. — Я дочь не брошу одну, останусь с ней до конца, — говорит Калиниченко. — Попозже начну работу в Москве искать. В ближайшие две недели не могу от нее отойти. Сейчас Наташу накрывает депрессия, плачет из-за ноги, считает себя калекой. Ну и фантомные боли ее мучают — ноги нет, а пальцы там болят. — Ожоги у нее есть? — Ожоги сильные на ногах, руках и животе. В одном месте куска кожи не хватает. Я ее успокаиваю, мол, денег нам хватит на косметический салон, там все шрамы и залатают. Еще у нее контузия. Одно ухо понемногу восстанавливаться. А вот второе совсем не слышит. С ней в реанимационной палате еще три девочки из Керчи лежат. Они говорят очень тихо. Моя не слышит, расстраивается. Я как переводчик там выступаю, передаю весь разговор ей на ухо. Еще у Наташи память ухудшилась. Но врачи обнадеживают, что со временем нормализуется. Я им верю. Если не верить, как дальше жить? — Психологи с вашей дочерью работают? — Да, в больнице с ней постоянно общаются. Из соседней церкви приходят люди. Они по ночам там дежурят. Кому памперс меняют, кому воду приносят. Психологи же просили не поднимать тему теракта при дочери. Но Наташа сама к тому дню возвращается. У нее в ушах гул стоит, такой же, как был после взрыва. — Телевизор у них есть в палате? — В палате нет телевизора. Только в общем холле. Но они лежачие, не могут выйти в коридор. Да и не до телевизора им сейчас. Я вот шоколадки им недавно принес, они даже не притронулись. После наркоза ничего не лезет. Ну ничего, пойдут на поправку — все съедят. Дети ведь они еще. А все дети любят сладкое. — Вы до позднего вечера в больнице сидите? — Куда же я денусь? Вот сижу, держу за руку. Вдруг проснется, а меня рядом нет. Она меня не отпускает, все время зовет: «Папа, папа». «Волонтеры принесли дочке носки. Она как увидела — разрыдалась: «На что мне их надевать?» Напротив кафе, где мы сидели, — церковь. Юрий смотрит в окно. — Знаете, наверное, Бог спас мою дочку. Я ее весной покрестил. И когда случился взрыв, все ее украшения посрывало, даже кольца, а цепочка с крестиком осталась на шее. — На какие деньги вы здесь живете? — Нашлись добрые люди в Керчи, которые поверили, что я не пьяница, перекинули мне немного денег. Вы мой паспорт сфотографируйте, убедитесь тоже, что я не мошенник. Паспорт дочери могу показать. Мне посоветовали видео снять около больницы и выложить в Интернет для убедительности. Но я не умею это делать. Вы можете меня сфотографировать около больницы? Юрий дрожащими руками достает паспорта. Я прошу убрать документы. — Сколько вам перечислили денег? — Сначала 6 тысяч рублей. Потом еще 10 тысяч — я все эти деньги на счет Наташи перевел. У нас город небогатый. Кто 100 рублей перевел, кто 200 скидывает. 1000 редко кто пересилит. Я еще купил фрукты пострадавшим девчонкам. Моей Наташе сменные маечки купил. Из одежды больше ей пока ничего не надо. Волонтеры с продуктами помогли. Приходили представители каких-то организаций в больницу. Принесли дочке кучу носков. Наташа как увидела носки —разрыдалась: «Папа, унеси». Куда ей эти носки, если ступни нет? — Если вам все-таки придется выселяться из гостиницы, куда пойдете? — Мне звонили недавно какие-то музыканты. Комнату предложили. Сказали, диван, стиральная машинка, вай-фай есть. Но вроде, когда информация дошла до нашей администрации, что мне жить негде, номер в гостинице продлили. Надолго ли, не знаю. У меня ведь даже вещей здесь нет. В чем приехал, в том и хожу. Успеваю ночью постираться. Если не высыхает одежда, надеваю влажную. — Чем вы в Керчи занимались? — Я на стройке работал, ремонты в квартирах делал. Я ведь еще и дизайнер. Зарабатывал немного. Десять тысяч рублей получал. Принимал участие в строительстве Керченского моста, вот там что-то успел подработать. Для Керчи зарплата в 20 тысяч считается отличной. Денег нам с Наташей хватало на квартплату и еду. Кушали мы скромно, в основном каши. 100–150 рублей в день на продукты уходило. Минувшим летом я работал день и ночь. Надо ведь было подготовить дочку к учебе в колледже. Копил на ксерокс. Наташа тоже летом работала официанткой в кафе. Школьные учителя уговаривали ее остаться до 11-го класса, она ведь и на золотую медаль могла вытянуть. Но Наташа понимала, что лучше побыстрее получить профессию, чтобы зарабатывать самой. Не знаю, что дальше с нами будет. Пока дочка боится возвращаться в Керчь, думает, там везде взрывают. — Вы планируете здесь остаться? — Конечно. Надеюсь найти здесь работу. Вот только Наташе полегче станет, и я устроюсь куда-нибудь. Да и проще мне будет на работе. Надо как-то отвлекаться. В больнице психологически тяжело находиться. Там столько боли и слез. Я возвращаюсь в гостиницу в 11 вечера. И на меня такая усталость накатывает. Сразу вырубаюсь. Просыпаюсь часа в 2 ночи. Помоюсь, постираюсь и еще пару часов дремлю. И так каждый день. Ну и деньги надо зарабатывать, чтоб дочку поднять. Мы с ней обязательно выкарабкаемся. Я все для этого сделаю. Кроме меня у нее никого нет. P.S. Желающим помочь семье Калиниченко просьба обращаться в редакцию «Московского комсомольца».

ok.ru


Categories: Украина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector