Брак русская и таджик

Ее муж — трудовой мигрант, работающий в России, недавно признался, что без брака с русской женщиной и получения гражданства он не сможет зарабатывать на жизнь и легально находиться в чужой стране. «Несколько лет мой муж настаивал на расторжении брака, чтобы жениться на россиянке. Я не соглашалась. Но недавно он приехал из России практически без копейки. Он показал чеки, почти половина заработанных денег у него ушла на подготовку документов и на патент», — говорит собеседница.

По ее словам, после того, как муж рассказал обо всех проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться на чужбине, она наконец-то согласилась на официальный развод. «Ревность ушла на второй план, стало очень жаль своего мужа», — объяснила свой выбор Мавлюда. Отец семейства с 2006 года выезжает на заработки, и обеспечивает свою семью и детей. Но в последнее время и мигрантам стало тяжело заработать на жизнь, а здесь еще повысилась стоимость патента и ужесточено миграционное законодательство.


Недавно муж Мавлюды выехал в Россию холостяком. Женщина надеется на временный брак мужа. Но где-то в глубине сердца нет-нет, да и промелькнет тревога, а вдруг муж не вернется к ней и детям?

12 тыс таджиков ежегодно женятся в России

Заключение браков с российскими женщинами стало привычным делом для таджикских мигрантов, которые таким образом надеются устроить свою жизнь на чужбине, а также узаконить пребывание на территории России.

По данным Управления ЗАГСа Минюста России, ежегодно в этой стране женятся около 12 тысяч граждан Таджикистана. Однако прежде чем заключить брак, российские власти требуют от заморского принца предъявить подтверждающую справку о том, что на родине у него нет семьи.

Данную справку выдает в Таджикистане министерство юстиции. Каждый вторник и четверг у ведомства собираются мигранты, их жены, сестры и матери, чтобы заполучить такую справку и сделать еще один шаг к получению российского гражданства.

«Я женился не по расчету!»

Однако нельзя говорить о том, что все браки таджиков в России заключаются по расчету. Большинство таджикских мигрантов – молодые люди в возрасте 20-28 лет и бывают случаи заключения супружеских союзов по большой любви.

Анвар Бакоев, представитель таджикской диаспоры в России, 14 лет назад женился на русской девушке. «Многие думают, что таджики женятся на русских женщинах исключительно по расчету ради гражданства или прописки. Но это не всегда так! Например, я женился на своей жене по большой любви. Когда узнал, что она носит моего ребенка под сердцем, подали заявление в ЗАГС. Сейчас у нас трое детей и я счастлив», — говорит он.


Полина, жена Анвара, сказала, что несмотря на различие культуры и религии, они с мужем живут во взаимопонимании и согласии. Она ценит в муже трудолюбие, верность и спокойствие. В знак уважения вероисповедания, супруги подарили друг другу томики Корана и Библии.

Ответственность за фиктивные браки

Лариса Никонова, заместитель начальника Управления ЗАГС по Свердловской области, говорит, что большинство таджиков после получения российского гражданства, разводятся со своими русскими женами.

По ее словам, только за первое полугодие 2017 года получено 38 заявлений от граждан Таджикистана с просьбой расторгнуть их брак.Ранее такие заявления были крайне редкими: 1-2 заявления в 5 лет.

В конце прошлого года депутат Калужской области предложила законопроект в Госдуму об ужесточении ответственности за фиктивные браки: в виде штрафов в размере 300 тыс рублей или 3 лет лишения свободы. Но проект закона не был поддержан и в случае выявления фиктивного брака он попросту аннулируется.

rus.ozodi.org

Замужем за "нерусским": что это значит в Средней Азии

В конце 1980-х — начале 1990-х годов я проводила исследования в бывших переселенческих селах, основанных выходцами из России на рубеже ХХ века в Средней Азии. Анализируя собранные материалы, я пришла к интересному выводу: отношения между переселенцами и коренным населением всегда складывались так, что между ними непременно сохранялась определенная дистанция. Благодаря этому ни узбеки (или представители других народов), ни славяне-старожилы, хоть и жили бок о бок, не рисковали утрать свою этническую идентичность.


Единственным случаем, который мог бы изменить ситуацию, был брак с представителем другого народа. Как правило, только славянские женщины выходят в Средней Азии замуж в мусульманскую семью. Наоборот бывает крайне редко. Сложно встретить узбечку или таджичку, которая была бы женой русского или украинца.

Для мусульманина женитьба на женщине иной веры не нарушает принципиально ни норм шариата, ни традиций, тогда как отдать девушку-мусульманку за иноверца – это уже серьезное отступление от принятых в азиатском обществе устоев.

В узбекско-, таджикско-, туркменско-славянских браках национальность детей почти всегда выбирается по отцу — представителю коренного населения. В семьях такого типа детей больше, чем в славянских, в среднем, включая молодые пары, 3,5 детей на семью. В славянских же семьях в Средней Азии редко бывает больше двух детей.

В смешанных семьях, где муж — узбек, таджик, киргиз или туркмен, он обычно имеет хорошее образование и специальность. В тех селах, где я работала, таких семей было двадцать восемь. Из них в восьми супруг был начальником или служащим со специальным образованием, еще в девяти — шофером, механизатором, то есть, квалифицированным рабочим. И только в трех семьях муж был рядовым колхозником — самая массовая профессия у сельских узбеков и таджиков.


Жизнь таких семей — обычно наглядный пример сложностей, которые ждут людей, решившихся на смешанный брак. Особенно это касается женщин, оказывающихся в непривычном мире традиционной мусульманской семьи. Не случайно смешанные браки между местным славянами-старожилами и представителями коренного населения — исключительно редкое явление. "Мы тут с узбеками хорошо живем, — рассказывала жительница с. Верхневолынского Сырдарьинской обл. (Узбекистан), — но в семью их — такого не надо".

Почему же старожилы избегают подобных браков? Обычно главную роль играют культурные различия ("Все-таки у русских своя культура, своя национальность, пусть рыжий-конопатый, но наш"). Кое-кто испытывает по отношению к "ним" некое чувство превосходства: "Это какой позор-то! Чтобы моя дочь или внучка да за узбека!".

Жители многонациональных сел отлично знают, насколько глубоки культурно-бытовые различия между славянскими и среднеазиатскими семьями. В свое время многие русские даже строго запрещали дочерям встречаться с парнями-мусульманами, особенно с узбеками, таджиками и турками. При этом татарин, в том числе крымский, не считался плохой партией: "Это культурная нация…". Русско-татарские семьи — обычное явление в селах, их сравнительно много, хотя некоторые родители и пытаются удержать молодых от подобных браков.


Женщины-европейки, которые живут в браке с представителями коренных национальностей, в подавляющем большинстве своем не местные уроженки. История их появления в Средней Азии почти всегда одинакова: молодой парень был в армии или на учебе, на работе, познакомился с девушкой, женился, привез с собой. Несколько раз я встречала в роли супруги мусульманина женщину из местного русского села. Но исключений из правила не случалось: всегда оказывалось, что она не из старожилов, а приехала в республику незадолго до замужества. В основном это были те, кого эвакуировали из центральной России в годы войны.

Чаще всего русские женщины соглашаются на брак с мусульманином, имея очень смутное и далекое от действительности представление о том, что их ждет. Многие едут в Среднюю Азию из соображений материального благополучия и жестоко раскаиваются уже на месте ("Там-то, в России, он, жених то есть, по-европейски одет, говорит, что у него здесь три дома. А сюда приезжают — что ей в глиняном доме делать?"). Нередко молодую невестку родственники мужа не принимают, а жить отдельно от них не позволяют обстоятельства. Иногда молодых пытаются развести, поскольку без согласия жениха ему уже приглядели невесту из местных. Между свекровью и по-русски "свободолюбивой" невесткой начинаются ссоры. Поэтому многие браки распадаются в самом начале совместной жизни. Большинство жен в таких случаях уезжает обратно.


Некоторые из молодых супруг выдерживают описанные испытания и дальше происходит, как правило, следующее. Женщины постепенно смиряются со своей ролью невестки в патриархальной семье, усваивают нормы поведения, принятые у местных жителей, выучивают язык и в конечном счете, как говорили информаторы, совсем "обузбечиваются" или "отаджичиваются". Чтобы, идя таким путем, сохранить брак, русской жене необходимо огромное терпение. Тогда ее начинают считать своей и хорошо к ней относиться — правда, только при условии, что она примет ислам и будет соблюдать обычаи.

С женщинами в таких случаях происходят разительные перемены. Их поведение, одежда, разговор, образ жизни становятся иногда неотличимыми от местных жительниц. Бывает, что женщина почти не помнит родной язык.

Вот несколько коротких, но характерных историй: "Одну девушку из России таджик привез после армии. Первое время, как здесь жила, плакала, приходила жаловаться, а сейчас — не отличишь от таджички: по языку, по одежде (шаровары ихние носит), пять детей родила и внешне стала похожа"; "Была замужем за узбеком, обузбечилась, муж ее поколачивал по голове…"; "Одну привезли из Владимира, совсем молоденькую. Прижилась. По-русски почти совсем не говорит. Я ее по-узбекски спрашиваю: — Почему такой стала? — Не знаю…".


Однако не все русские жены, переняв среднеазиатский образ жизни, полностью отказываются от своей культуры и воспитания, от религии. Некоторые из них, чаще всего тайно, крестят детей, даже если над ребенком уже были произведены мусульманские обряды наречения имени и сунната. В единичных случаях женщины, будучи замужем за узбеками или таджиками, при этом посещают церковь и дают своим детям русские имена. Два в чем-то схожих примера — истории жизни пожилых женщин, Людмилы Борисовны и Елизаветы Филипповны из города Фергана (Узбекистан).

Брак Людмилы Борисовны — один из тех редчайших случаев, когда дочь богатого ферганского землевладельца вышла замуж за узбека. Правда, с мужем она была знакома еще с детства, а поженились молодые люди в годы раскулачивания. Людмила Борисовна пользуется большим уважением среди узбеков и сама внешне похожа на узбечку по манере одеваться и разговаривать. При этом ей удалось сохранить самостоятельный характер и православные обычаи.

Елизавета Филипповна, уроженка Винницкой области, познакомилась с будущим мужем в годы войны на своей родине. В Узбекистан приехала с маленькой дочерью от первого брака. Несколько десятков лет (!) она прожила со свекром и свекровью, не прекращая сопротивляться многочисленным унижениям и добиваясь для себя и своих детей сносных условий жизни. Старшие родственники мужа не признавали своими внуков-полукровок, женщину не однажды выгоняли из дома, но уехать совсем она не могла — не было денег и не хотелось бросать четверых детей. Ее старшая дочь — вдова. Побыв замужем за узбеком, она уже внешне неотличима от узбечки и совсем не говорит ни по-русски, ни по-украински, даже стесняется вопросов о своем славянском происхождении.


Впрочем, если супруги живут не в селе, а в городе или там, где значительна доля русского населения, события могут развиваться иначе. Особенно хорошо, если молодым есть где поселиться отдельно. Иногда в этих случаях они даже не соблюдают в должной мере среднеазиатских норм и обычаев. Про таких супругов говорят, что они "живут по-русски" или что "жена преобладает". Как правило, либо муж, либо оба супруга в таких семьях имеют образование и нерядовое социальное положение. Чаще так живут в тех семьях, где жена — местная уроженка. Тем не менее семей такого типа единицы, а иногда молодые пары, чтобы избежать влияния на свою жизнь родственников мужа, вынуждены уехать из родных мест.

По мнению русских информаторов, в таких "правильных" семьях между супругами складываются нормальные отношения. На самом деле исследования показывают: муж — мусульманин часто испытывает в таком браке серьезнейший психологический дискомфорт!

Именно поэтому некоторые смешанные пары из числа тех, с кем я разговаривала, по несколько раз пробовали вернуться в большую семью — будь то по настоянию родственников мужа или по собственному желанию. Однако обычно такие попытки оказывались неудачными. В результате подобная семья окончательно обосновывалась где-нибудь в большом городе или за пределами республики, а иногда распадалась.


Характерен рассказ Зои Ивановны — украинки, жительницы села Куршаб Ошской обл. (Киргизия). Почти тридцать лет она прожила в Узгене, будучи замужем за узбеком, медиком по профессии. Работала официанткой. Узбекские традиции и родственные связи не слишком довлели над ее мужем, поскольку он был сиротой. По словам Зои Ивановны, они жили "по-русски", имели пятерых детей, дома разговаривали и по-русски, и по-узбекски. Детей не крестили, но и не делали обрезание по мусульманскому обычаю — хотя муж очень этого хотел, отец Зои Ивановны строго запретил.

Постепенно муж стал сильно пить, начались скандалы. Однажды он бросился на жену с ножом, ранил ее и покончил с собой. Впоследствии Зоя Ивановна сошлась с русским старожилом из Куршаба; узбеки, родственники и знакомые ее первого мужа, обижаются, что она "живет с русским".

Обычно в смешанных семьях у супругов, которые выросли в разных, далеких друг от друга социокультурных традициях, возникают огромные трудности. Это вызвано сильными расхождениями в стереотипных взглядах на семью, ее бытовое устройство, нормы поведения ее членов.

Даже если супругам удается найти компромисс, общественное мнение воспринимает это как "преобладание жены", "жизнь по-русски".
ж лишь в исключительных случаях оказывается способен переступить через всеобщее осуждение и сложившиеся стереотипы. Но в то же время и жене, если она попытается соблюдать принятые среди местного населения правила, придется практически полностью сменить культурную ориентацию. На это психологически способна далеко не каждая женщина и далеко не всегда с этим согласятся ее родители или родственники.

Наверное, русские старожилы оттого и относятся отрицательно к смешанным бракам. Это неудивительно – жизнь предлагает им слишком мало положительных примеров.

asiarussia.ru

В России живет и работает около 800 тысяч таджикских мигрантов, но об их личной жизни известно мало. Последние 12 лет социолог, эксперт РСМД руководитель научно-исследовательского центра «ШАРК» в Таджикистане Саодат Олимова изучала сексуальное поведение работавших в России таджиков и его связь со вспышкой эпидемии ВИЧ/СПИД в республике. Она рассказала «Ленте.ру», как мигранты покупают дешевую любовь в России, почему приезжие совершают сексуальные преступления и что делать, если ты полтора года работаешь на лесоповале в окружении одних лишь мужчин.

«Лента.ру» Насколько разнообразна сексуальная жизнь таджикских мигрантов в России?

Олимова: Около 90 процентов опрошенных мигрантов были женаты, но только 5 процентов брали с собой в Россию жену. Еще 3 процента берут жену с собой на какое-то время.

Говоря о своей сексуальной жизни, 38 процентов респондентов сообщили, что вообще не вступали в половые отношения на выезде; еще 22 процента имели сексуальные отношения со случайными партнершами; 11,5 процента — с постоянными партнершами (подругами); 10 процентов — с секс-работницами; 8 процентов — с женой; 6,5 процента — с содержанками.

Из тех, кто не вступал в половые отношения, около пяти процентов сообщили, что решают проблему с помощью мастурбации. В гомосексуальных контактах признались около одного процента опрошенных. Возможно, на этот вопрос не все отвечали откровенно, но, я думаю, уровень гомосексуальных связей все равно не выше стандартных четырех-пяти процентов.

Что рассказывали в интервью те, кто признавался в гомосексуальных связях?

Вариантов таких связей может быть несколько. Во-первых, это могут быть контакты вынужденного характера — как в тюрьме. Например, в бригадах на лесоповале, когда длительное время нет никаких женщин. Нам рассказывали о случае, когда на лесоповале в течение полутора лет работали 62 человека, и двое из них стали парой. Еще один вариант — в крупных российских городах молодые ребята связываются с русскими гомосексуалистами. Бывают случаи, когда им предлагают хорошие условия жизни, российское гражданство, деньги.

Подобные истории держатся в строжайшей тайне, так как таджики относятся к гомосексуальности очень негативно, а мигранты часто приезжают на работу бригадами, состоящими из родственников и соседей.

Почему вы вообще решили обратиться к теме сексуальной жизни мигрантов?

Дело в том, что раньше в Таджикистане проблема ВИЧ и ЗППП не была острой. ВИЧ циркулировал в относительно небольшой группе наркопотребителей и передавался преимущественно инъекционным путем. Но с 2002 года вместе с подъемом трудовой миграции в Россию резко увеличилось число зарегистрированных случаев заражения половым путем среди возвращавшихся из-за рубежа мигрантов. Практикующие врачи стали бить тревогу, в министерстве здравоохранения обратилось в МОМ и Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ/СПИД, туберкулезом и малярией, и те решили провести исследование, чтобы прояснить ситуацию. В 2010-м и 2014 годах мы снова проделали ту же самую работу, чтобы проследить динамику.

Отличается ли нынешнее сексуальное поведение таджикских мужчин от того, каким оно было лет 15-20 назад?

Немного уменьшилось количество людей, которые возят с собой своих жен — с семи до пяти процентов. Во-вторых, за 12 лет почти в два раза увеличилось количество вступающих в случайные связи. При этом удивительно, что число тех, кто пользуется секс-услугами, со временем не меняется: их всегда около десяти процентов.

Уменьшилось количество браков и длительных отношений с россиянками. В 2002 году их было достаточно много, потому что люди в какой-то степени продолжали чувствовать себя гражданами СССР. Сейчас же таджикские мигранты оказались внизу социальной лестницы, поэтому им трудно найти партнершу для длительных отношений. Таджик — это уже почти социальный статус.

Какую форму коммерческого секса предпочитают мигранты?

Разные. Чаще всего они обращаются к услугам «девочек по вызову», которых приглашают к себе: в 2010 году об этом сообщили 52 процента мигрантов, использовавших секс-услуги. 16,4 процента людей из этой группы отправляются домой к секс-работнице; 9 процентов посещает притоны; 7 процентов — массажные кабинеты; 5 процентов платили за секс сотрудницам на рабочем месте. Остальные назвали сауны, «специальные квартиры», машины.

Я видела два примера того, как были организованы секс-услуги. В одном случае это происходило в центре Москвы на строительной площадке. Там стоял небольшой вагончик, где работали три или четыре женщины — одна из них была для местного руководства.

Обычно сутенерши договариваются с прорабами и приводят на объекты несколько женщин. Видимо, такая схема хорошо организована и давно применяется. Девушек меняют часто — клиентов у них много, условия работы очень тяжелые.

Во второй раз я наблюдала, как на стройке стоял микроавтобус, в котором девушки обслуживали строителей. Скорее всего, такие услуги стоят недорого.

Мигранты, которые работают в транспортном секторе, подбирают на трассах «плечевых» — это девушки, которые предоставляют секс-услуги дальнобойщикам.

А что тогда понимается под случайными связями?

Они очень разнообразны. Это может быть секс на рабочем месте, чаще всего с такими же гастарбайтершами — молдаванками, украинками, русскими, то есть внутренними мигрантками, однодневными подругами — секс на ночь. Это могут быть работницы, нанятые на день-два для выполнения определенных работ на строительстве и отделке дома. Случайные связи могут случаться и в цехах, например, по производству мебели. Мигранты ночуют прямо на работе — и женщины, и мужчины. Там все и происходит.

Например, таджики ремонтируют загородные дома и дачи, и к ним приходят местные девушки. Люди могут быть знакомы день-два.

Случайные связи более характерны для работников транспортного сектора. Это таксисты, водители-дальнобойщики. Среди них доля вступающих в случайные связи значительно больше, чем в других сферах.

Почему это стало частым явлением?

Отчасти изменился поток мигрантов. После кризиса 2008 года заметно увеличилась доля совсем молодых людей — до 25 лет. Они не всегда обдумывают поступки и иногда действуют импульсивно. Хотя сейчас доля молодежи снижается вместе со снижением численности трудовых мигрантов в России.

Преступления на сексуальной почве входят в число таких случайных связей?

Скорее всего, из этих 22 процентов часть может быть изнасилованиями. Но не думаю, что это рядовое явление. Такие преступления совершаются — в том числе таджиками — по нескольким причинам. Во-первых, это молодые мужчины без жен. У них нет возможности найти партнершу, так как часто они изолированы от общества. Это маргинализирует их. В армии, например, раньше давали бром. А тут все это превращается в агрессию.

Во-вторых, существуют культурные различия. То, что нормально для россиянок, таджиками считывается как сигнал о доступности или даже как призыв. В Таджикистане девушки не ходят в открытой одежде, не вступают в разговор с мужчинами, и — самое главное — не выпивают с ними. Нужно достаточно много времени, особенно молодым, чтобы они поняли, что и как принято в России.

Бывают случаи, когда россиянки вступали в половые отношения с мигрантами под влиянием алкоголя, или это был спонтанный секс, а наутро она обвиняла его в сексуальном насилии.

Вы также изучали феномен сожительства мигрантов. Как выглядят эти отношения?

Более 11 процентов наших респондентов сказали, что они живут с подругой и ведут с ней общее хозяйство. Такие истории чаще всего начинаются с деловых отношений: сначала они вместе работают, а потом как-то само собой получается, что люди снимают квартиру и начинают жить вместе.

Обычно в одной квартире проживает несколько пар — это могут быть три-четыре пары в двухкомнатной квартире.

То есть с русскими женщинами отношения случаются редко?

Они бывают и с русскими девушками, но чаще всего «подругами» таджикских мигрантов становятся работающие рядом с ними мигрантки из других стран — с Украины, из Молдавии или Казахстана или россиянки, приехавшие из регионов. Всех их объединяет совместный мигрантский бизнес — строительство или торговля.

Их отношения похожи на семейные?

Таджики относятся к этим женщинам не как к женам, которых нужно обеспечивать, а как к равноправным партнерам, компаньонам. Поэтому они часто делят бюджет и уважительно относятся к своей партнерше. В то же время они не несут ответственность за эту женщину. Изначально сожительство имеет временный характер и не предусматривает рождения детей.

Как мигранты относятся к средствам контрацепции?

70 процентов всех мигрантов, которые вступают в контакт с нерегулярными партнерами (случайные связи, секс-работницы), используют средства контрацепции. Проблемы возникают в отношениях с постоянными партнершами, ведь когда мигрант начинает жить с подругой, то постепенно начинает воспринимать ее как жену и перестает использовать презервативы. Однако эти союзы временные и для него, и для нее: меняется ситуация, кто-то уезжает, появляется новый партнер или партнерша. В таких краткосрочных отношениях вероятность заражения резко возрастает.
Кроме того, я не уверена, что мигранты, которые используют презервативы, делают это всегда.

Получается, виноваты женщины?

Связь ВИЧ/СПИД и миграции — это общая проблема для всего мира. Мобильность всегда тянет за собой расширение сексуальных связей и их краткосрочность. При этом люди не понимают, что презерватив — это важно и совсем не стыдно, у них нет навыков безопасного секса, никто их этому не научил. Поэтому виноваты скорее оба партнера, а также государства, которые должны информировать своих граждан.

В работе Натальи Зотовой и Виктора Агаджаняна говорится, что среди представительниц Центральной Азии таджички предохраняются чаще других и реже заболевают половыми инфекциями. Это так?

В принципе, я согласна с их выводами. Дело в том, что среди таджичек на заработки почти всегда едут женщины старше 35 лет — или вдовы, или разведенные. Это взрослые женщины — они понимают, что делают.

Конечно, они стараются установить долгосрочные отношения. 40-летние женщины спонтанных глупостей не делают. Но они далеко не всегда могут заставить партнера пользоваться презервативом и соглашаются на его условия.

Среди ваших респондентов были мужчины, которые завели детей в России?

Нечасто, но бывают. В этом случае появляется целый клубок проблем. Мигранту нужно каким-то образом этого ребенка легализовать, чтобы он носил его фамилию. Например, через брак. В итоге начинаются сложности с женой в Таджикистане, разводы и одновременно попытки сохранить обе семьи в разного вида браках — официальном и шариатском.

Они приезжают на родину и просто ставят жену перед фактом?

Могут и не сказать. Но чаще сообщают родителям о появившихся в России внуках, а там информация и до жены дойдет. Тем не менее жены зачастую мирятся с появлением другой семьи.

Отъезд мужа на зарубежные заработки для таджикской женщины — это самая настоящая трагедия. Его все время нет, завести любовника невозможно, всегда где-то рядом свекровь, золовка и другие родственники. Жены ждут мужей годами. Лишь бы муж вернулся, хоть какой — и то хорошо.

Он приедет с детьми и заболеваниями, но все равно ему будут рады?

Конечно. Она работает с утра до вечера в поле, смотрит за детьми, ухаживает за его родителями. Но она знает, что муж отправился в другую страну много и тяжело работать, чтобы обеспечить ее и детей всем необходимым.

Есть ли среди мигрантов какая-то мужская солидарность, когда они возвращаются домой? Например, доходят ли до жены слухи о сексуальных похождениях мужа?

Насколько я знаю, они все молчат, как партизаны. Мужчины находятся примерно в одинаковом положении и не слишком распространяются о жизни в миграции.

При этом на территории России в мигрантских группах обычно есть старший, авторитетный мигрант, который за всех несет ответственность. Если кто-то попал в беду, заразился ВИЧ или ИППП, то в Таджикистане считают, что виноват старший, который не доглядел.

Когда мужчина возвращается в Таджикистан, у него остаются какие-то закрепленные в России сексуальные привычки?

Они привозят на родину не только деньги, но и новый опыт сексуальных отношений, новые представления о дозволенном и запретном, однако большинство из них — 78 процентов — возвращается к принятым на родине социокультурным нормам. То, что было в России, осталось в России. Остальные по возвращении реализуют сложившиеся в России модели поведения.

А как матери относятся к тому, что их сын может изменять своей супруге?

Матери посылают своих сыновей в очень опасное и трудное путешествие, поэтому им все прощается. Внебрачные связи — это то, что сопутствует зарабатыванию денег в другой стране. Общее мнение таково: вернулся живой и с деньгами — уже хорошо. И лучше больше ни о чем не спрашивать.

Получается, что за последние 15 лет единственное, что позаимствовали мигранты в России в интимной сфере, это половые инфекции?

Наши исследования показывают, как с годами меняются сексуальные практики — «правила игры» и этические нормы, легализующие ранее «недопустимое» (внебрачные сексуальные связи, употребление запрещенной еды, нарушения брачного поведения).

Одновременно происходит формирование новых устойчивых моделей сексуального и брачного поведения мигрантов в рамках адаптации к российской действительности. Постепенно формируются неявное социальное признание вторых браков на выезде, нейтральное отношение к сожительству и временному партнерству. Таким образом границы дозволенного расширяются, становятся подвижными, однако ориентация на социокультурные нормы, действующие на родине, сохраняется.

Тем не менее под влиянием масштабной трудовой миграции происходит неявное расширение диапазона сексуальных практик и отношений в таджикском обществе в целом. Этот процесс рассматривается социумом как разрушение традиций, упадок нравственности, поэтому возникают дискуссии о полигамии, брошенных женах и детях, разводах по телефону, гостевом браке. С моей точки зрения, это отражает процесс изменения сексуальной и семейно-брачной этики. Следует признать, что сексуальные практики таджикских мигрантов в России являются частью механизма адаптации к условиям миграции и к принимающему обществу.

«Лента.ру» выражает благодарность Российскому совету по международным делам за помощь в подготовке интервью

lenta.ru

forum.ykt.ru


Categories: Брак

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector