Мигранты москва

Тема миграции обсуждалась в последний день Гайдаровского форума-2018. И хотя собравшиеся ученые представляли прогрессивное, можно сказать, «либеральное крыло» общества, и не склонны были «паниковать» перед мигрантским нашествием, проблему они ставили весьма жестко.

Особенно «поддал жару» историк — руководитель Центра исследований общих  проблем современного Востока Сергей Панарин. Он напомнил собравшимся, что массовые миграции  «приводят к четко фиксированным в исторической перспективе результатам — к смене одного субъекта культуры другим».

«Самый радикальный способ — когда коренное население уничтожалось — является все-таки скорее исключением, — утешил историк. — Куда более распространены два других варианта: либо синтез на основе культур коренного и пришлого населения, либо полная утрата автохтонами (коренным населением — «Росбалт») своей идентичности».


Впрочем Панарин привел такой грандиозный парадокс: одна из величайших в истории «миграционных волн» — завоевание варварами Римской Империи. Эта волна привела-таки к «утрате автохтонами своей идентичности» — древние римляне исчезли, — и современниками воспринималась как полная глобальная катастрофа (да и поныне также воспринимается неравнодушными к истории людьми).

Однако именно в результате этой катастрофы возникла западноевропейская цивилизация, почитаемая многими как величайшая и гуманнейшая. И римское право, казалось бы, утраченное, с XV века распространялось болонскими юристами по всему свету — ну, правда, через тысячелетие с гаком.

Что касается нас, то в России не очень-то склонны скорбеть по поводу утраты «автохтонной идентичности» ряда финно-угорских и балтских народов, которые растворились на территории нынешней РФ и стали полностью русскими.

«Не было бы миграции — не было бы человека современного. Миграция соположена человеку», — отметил Сергей Панарин. Историк напомнил, что человеческая цивилизация началась с гигантских миграций: сначала, в Бронзовом веке — с запада на восток, после — с востока на запад, от истоков Инда. 


«Имеет значение также миграция немногочисленных групп людей, для которых это было смыслом жизни — таких как купцы, паломники, странствующие проповедники, ученые, — добавил Панарин. — Эта кросс-культурная миграция в большинстве случаев не была травматической, но имела эффект потрясающей силы. Эти люди подготовили нам то, что теперь называется «глобализацией и сетезацией».

Затем перешли от общего к более частному. Директор Центра региональных исследований и урбанистики РАНХиГС Константин Казенин затронул один из самых болезненных вопросов наших дней — о мигрантской рождаемости.

Ученый счел своим долгом пригасить панику — такую, например, как у одного крупного чиновника, который уверял его, что «во Франции на одного ребенка, рожденного француженкой, приходится четверо рожденных мигрантами», и преподносил этот как всем хорошо известный непреложный факт.

Однако и реальные цифры — «довольно значительном числе» европейских стран доля мигрантских детей в общем пополнении достигает 25-30% — довольно впечатляющи.


«Но рождаемость среди мигрантов во втором поколении довольно резко падает, — рассказал Казенин. — Приехавшее население ассимилируется и усваивает нормы коренного — или рождаемость падает уже в тех странах, откуда они приехали. Для абсолютного большинства стран, откуда идет массовая миграция в Европу, это верно, за исключением некоторых стран к югу от Сахары».

Аналогичная ситуация и у уроженцев Северного Кавказа в Москве и крупных городах РФ: «постепенная ассимиляция рождаемости». «Вступают в игру очень важные культурологические моменты: уровень религиозности, замкнутость в момент брачности, — поведал ученый. — Но общую тенденцию это не меняет».

Под «замкнутостью в момент брачности» подразумевается то, насколько плотно, концентрированно живут мигранты. Естественно, чем плотнее, тем дольше сохраняются традиции малой родины приехавших, и рождаемость, соответственно, выше.   

О масштабном британо-российском исследовании среднеазиатских мигрантов в РФ рассказал руководитель Центра научно-аналитической информации Института востоковедения Российской академии наук Николай Плотников.  В его устах это выглядело весьма поучительно.

«На Западе распространилось убеждение, что Россия превратилась в центр вербовки мигрантов и их отправки в Сирию и Ирак. Британские партнеры приехали со своим мнением, а через полгода уехали с нашим общим мнением. Сначала совпадение мнений у нас было 1%. По завершении полевых исследований в семи федеральных округах, в 13 крупных регионах, где особенно много трудовых мигрантов, у нас совпадение было 95%».


Всего в течение месяца две интернациональные российско-британские бригады исследователей опросили более 700 человек в возрасте от 18 до 68 лет, включая простых рабочих, бригадиров, лидеров национальных диаспор и мусульманских духовных лиц.

«Основной мотив приезда всех трудовых мигрантов из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии — экономический, — отметил Плотников. — В основной массе это законопослушные граждане». При этом какая-то часть мигрантов действительно попадает под влияние вербовщиков запрещенного в России ИГИЛ и прочих экстремистов.

Причины этого просты и очевидны. «Обман со стороны работодателей», «некорректное поведение чиновников органов миграционного контроля и сотрудников полиции», также «проблемы с получением правовой поддержки» от  дипломатических представительств родных стран.  Вербовщики зорко «выделяют тех, кто попал в затруднительное положение».


Группу риска составляет «неженатая молодежь до 20 лет». Если парень начинает высказывать экстремистские взгляды, бригадиры его стараются отправить на родину и сообщить в его «махаллю» (квартал), чтобы там юношу вразумили.

«Радикализация зарождается на родине. Но из России в Ирак и Сирию выехать легче, — резюмировал Николай Плотников. — Мы здесь задерживать людей с нормально оформленными документами не имеем права. Надо принимать меры в самих странах Центральной Азии: организовывать курсы русского языка и российского миграционного законодательства. Объяснять людям, с какими трудностями они могут столкнуться — и как не попасть под влияние вербовщиков. И куда бежать, если уже попал».

О современном состоянии миграции в России кратко поведали ведущие научные сотрудники Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юлия Флоринская и Никита Мкртчян.

«У меня для вас, как водится, две новости — плохая и хорошая, — заметила Флоринская. — Плохая: миграция шла, идет и будет идти — как снег. А хорошая новость: доля международных мигрантов в мировом населении как была, так и есть на уровне 3,5-4%. Пока ничего катастрофического не происходит».


В России, по данным Флоринской, в каждый конкретный момент находится около 9-10 млн иностранных граждан. Этот процент не меняется уже много лет, а в последние три года несколько сократился в связи с устрожением российской политики.

Общее число трудовых мигрантов приблизительно колеблется на уровне 5 млн, из которых порядка 4 млн работают легально, а последний миллион — все те, кто тоже работает, но в миграционной карте указал «иные цели», особенно это свойственно украинцам.

Доля трудовых мигрантов из дальнего зарубежья очень мала — от 100 до 160 тыс. человек. Этот ручеек дают четыре страны: КНР, КНДР, Вьетнам и Турция. Приток из Украины и Молдавии постепенно сокращается, чему способствует «безвизовое пространство с Европой», которое, хотя и не дает официально права на работу, но — как мы все понимаем — «позволяет зацепиться».

Так что «основная сила — Центральная Азия». На узбеках и таджиках, напомнила Флоринская, «зиждутся все платежи в региональные бюджеты, которых за год набегает около 45 млрд руб». Гораздо вольготнее чувствуют себя приезжие из Киргизии, которая состоит с Россией в ЕАЭС (Евразийском экономическом союзе) наряду с Белоруссией, Арменией и Казахстаном. Это очень сильно облегчает жизнь.

Узбеки и таджики в России весьма завидуют киргизам. Как рассказал Николай Плотников, таджики спрашивали у социологов: «Когда наш Рахмон вступит в ЕАЭС?»

Юлия Флоринская высказала сильное сомнение в том, что азиатское присутствие в РФ сократится, если ввести визовый режим со странами Центральной Азии. «В США при визовом режиме уже давно 11 млн нелегальных мигрантов, — напомнила она. — Я видела эту стену, которую воздвигает Трамп: ее строят такие же нелегалы, как те, от кого он хочет отгородиться».

Никита Мкртчян рассказал о внутренней трудовой миграции в РФ. Численность россиян, выезжающих на заработки в другие регионы, Росстат в настоящее время оценивает в 1,7 млн человек, но, по мнению ученых, эта цифра, конечно же, неполна. Даже если к ней сразу прибавить до 400 тыс. тех, кто работает в своем формально регионе, но по факту все равно выезжает на заработки и живет вне дома. В таких гигантских регионах, как Красноярский или Хабаровский край, из конца в конец очень далеко.


В целом, по мнению Никиты Мкртчяна, внутренних трудовых мигрантов никак не менее 3-4 млн. Естественно, прежде всего — это жители села и малых городов, особенно «моногородов», где пришло в упадок единственное предприятие. А таких много.

Мкртчян с коллегами изучали положение в четырех небольших городах — это Вязники Владимирской области, Сатка Челябинской области, Ртищево Саратовской области и Камень-на-Оби Алтайского края. Ситуация везде схожая: порядка 6-7% трудоспособного населения, представляющих до 30% домашних хозяйств, постоянно работает в отъезде.

Понятно, что это не всегда хорошо: особенно, когда, например, одинокая мать уезжает на заработки, оставляя ребенка у бабушки с дедушкой. Но такова жизнь. Во многих малых городах работы нет: в управе-полиции-больничке-школе найти работу может лишь горстка местных жителей.

Серьезная разница между внутренними и иностранными рабочими заключается, например, в том, что иностранцы почти никогда не работают охранниками — а русские, наоборот, очень любят. Ну, и доля женщин среди русских несколько выше (среди иностранцев — до 20%).


На Север, добывать тюменскую нефть и прочие богатства, едут преимущественно россияне — не только русские, хотя по большей части они. Еще одна любопытная тенденция состоит в том, что поработавшие как следует на Севере любят селиться в малых городах (самых разных по географии), и там «северяне» образуют наиболее сплоченное и граждански активное сообщество.  

Отвечая на вопросы, ученые весьма скептически отнеслись к тезису — впрочем, своих же коллег-интеллектуалов — о том, что, дескать, привлекать надо только образованных мигрантов, способных двинуть вперед науку, а не азиатских «работяг», чей уровень образования в наше время действительно очень низок. Как напомнили эксперты, «профессоров Сорбонны» в Москве ждать не следует: они и не поедут, да и нужны ли они на самом деле? Нам еще долго будут нужны «простые работяги», роботы их за пару лет не заменят.

Кроме того, эксперты напомнили, что сманивать последнюю интеллигенцию из постсоветских государств, где ее и так очень мало осталось, — политика глупая и недальновидная. России хорошо от этого не будет.

В качестве оживления картинки, ведущая круглого стола, руководитель направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики имени Егора Гайдара Ирина Стародубровская рассказала недавний случай из жизни. В Барселоне русская дама-экскурсовод поведала ей, что у нее муж — литовец с французским гражданством. А две дочки — ярые сторонницы каталонской независимости, что не на шутку пугает родителей. «Они не имеют права чувствовать себя каталонками!», — полагает мама.


«Стремление сохранить мир в привычных границах понятно, — заметила ведущая. — Но барьеры становятся проницаемыми. Миграция — один из ключевых элементов формирования другого мира».

Леонид Смирнов

 

 

www.rosbalt.ru

В Москве работает центр бесплатной правовой помощи мигрантам 1 519

Международная негосударственная некоммерческая организация «TONG JAHONI» уже 12 лет бесплатно помогает мигрантам в случаях незаконных задержаний полицией, невыплаты зарплаты, незаконных депортаций, незаконных отказов в оформлении документов, других ситуациях нарушения прав мигрантов. Все виды услуг для мигрантов полностью бесплатны.

«К нам обращается около 15 000 мигрантов из более чем 40 стран ежегодно. В настоящее время мы исполняем проект Каритас-Франс «Содействие защищенности прав мигрантов через усиление партнерства в странах ЕАЭС». Теперь у нас работают не одна, а 5 круглосуточных телефонных “горячих линий”: +7 926 834 7602, +7 903 148 9636 – на русском и английском языках, +7 903 169 9161, +7 903 169 2920 – на русском и таджикском языках, +7 903 799 0291 – на русском и узбекском языках. Приём ведётся с понедельника по пятницу с 12:00 до 20:00 по адресу: г. Москва, ул. Казакова, д. 8, стр. 2, 5й этаж, каб. 8.

Кроме того, мы проводим бесплатные тренинги “Школа мигранта”, на которых учим, как безопасно пересечь границу; как оформить документы, чтобы не купить фальшивку; как снять жильё, чтобы не обманули и не выгнали; как устроиться на работу, чтобы работать легально; как выбить долги по зарплате; как общаться с полицией, чтобы не давать взятки; как вести себя при проверках дома и на работе, чтобы не депортировали и т.д.

Мы готовы также организовать тренинги для руководителей общественных организаций и лидеров диаспор по оказанию бесплатной правовой помощи мигрантам, для работодателей мигрантов – по легальному найму мигрантов, налогообложению иностранных работников и защите при проверках, для юристов посольств и консульств – по дипломатической защите их граждан, для журналистов – по освещению проблем миграции.

Мы помогаем любым мигрантам, которые не нарушают закон, и готовы к сотрудничеству со всеми, кто помогает мигрантам», — отметила Руководитель организации Валентина Чупик в интервью нашему изданию.

migrant.mobi

ДУШАНБЕ, 2 апр — Sputnik, Илона Ярош. В Москве прошел круглый стол «Мигранты в Москве: современные проблемы и пути их решения».

Представители посольств, профильных ведомств, психологи и общественные деятели пытались найти выход частым проблемам, с которыми сталкиваются мигранты из Таджикистана, Узбекистана, Кыргызстана и других стран Центральной Азии, приезжая на заработки в Москву.

Модерировал мероприятие заместитель директора Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования Вячеслав Полосин. Он сразу попросил присутствующих обратить внимание на то, что тема адаптации мигрантов обсуждается в России уже давно и нередко это происходит на государственном уровне.

Минтруда РФ хочет увеличить квоты на выдачу мигрантам разрешений на работу

«В 2013 году президент России Владимир Путин уже обозначил эту тему на встрече с муфтиями в Уфе. Он призвал в том числе духовное управление активно работать в этом направлении. Но прогресса пока не наблюдалось, поэтому мы решили собрать круглый стол, чтобы охватить хотя бы часть тех проблем, с которыми сталкиваются мигранты, переезжая в другую страну», — сказал он.

Как оказалось, спектр «мигрантских проблем» в Москве довольно широк: это не только желание, зачастую невозможность заработать достаточное количество денег и поиск жилья. За бытовыми проблемами у приезжего всегда скрывается нечто большее – психология.

За два с половиной часа присутствующие постарались максимально подробно разобраться в том, что делать и кто виноват. К каким результатам весьма плодотворной дискуссии пришли участники встречи, рассказывает корреспондент Sputnik Таджикистан.

Думай, зачем едешь в Москву

Порой бывает так, что ожидания мигранта от переезда не совпадают с реальностью московского мегаполиса.

Сотни одинаковых ситуаций: гражданину Таджикистана или Узбекистана обещали работу, хороший заработок и жилье, а в итоге оставили ни с чем, еще и обманули.

Или: приезжий нашел работу в Москве, но его «обули» на деньги: все, что заработал, он отдал третьим лицам, а не отправил в Таджикистан.

Зачаток этих историй находится еще там — на родине мигранта. Часто уроженец Таджикистана и других стран недостаточно подготовился к переезду и изучил все нюансы.

Присутствующим на круглом столе предложили посмотреть короткий фрагмент выступления Мухаммада Садыка – узбекского богослова и муфтия.

В своей речи Садык призывает мусульман, принявших решение переехать в Москву, первоначально взвесить несколько вещей.

Ищите пользу

«Если приехав туда, он получит больше выгоды, чем у себя на родине, то ехать можно. Многие, переехав, оказываются в более худшем положении. Каждый, кто отправляется за границу, всегда должен выбирать то, что не причинит вреда ему и его семье», — говорит он.

Посоветуйтесь со старшими

«Сам по себе каждый не может делать то, что приходит ему в голову. По нашему менталитету и обычаям следует советоваться со старшими. Об этом и родители должны говорить своим детям: не берись за что-либо, не посоветовавшись с нами», — обращается к присутствующим богослов.

Убедитесь в том, что вас действительно ждут

«Нужно предварительно изучить, куда гражданин едет, что он там будет делать. Спросить: не навредит ли поездка моей религии, не пострадает ли мое поведение, не принесу ли я вред своей родине, не придется ли стыдиться из-за меня моему народу?» — рекомендует Саддык.

Из Таджикистана за решетку

Несмотря на понятные, казалось бы, постулаты и общие правила, сегодня граждане Таджикистана занимают первое место по числу иностранных заключенных в российских тюрьмах. Такова неутешительная статистика Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

В местах лишения свободы в России содержатся 29 тысяч заключенных-мигрантов. Это 5% от общего числа осужденных. Большинство из них сидят за особо тяжкие преступления: распространение наркотиков и грабежи.

«На первом месте в числе осужденных мигрантов граждане Таджикистана, на втором — Узбекистана, далее – Украины и Азербайджана», — рассказал бывший замдиректора ФСИН Салих Шамсунов.

По словам представителя ФСИН, попадая в тюрьму, исповедующие ислам зачастую сталкиваются с рядом трудностей. Например, отсутствием халяльной пищи и коврика для намаза.

Но главной проблемой эксперты называют даже не изложенные выше пункты. Настоящий враг – это распространение религиозного экстремизма среди заключенных. В российских тюрьмах находятся свыше семи тысяч радикалов, охотно вербующих в свои ряды новопришедших.

«Они представляют реальную угрозу. Эти люди не подчиняются правилам внутреннего распорядка, они тянут за собой других: около 700 мигрантов приняли ислам в местах лишения свободы, перейдя из других религий. И придерживаются радикальных идей», — подчеркнули во ФСИН.

Всего три шага до России: как таджику получить российское гражданство

В настоящий момент, утверждают в службе, стоит вопрос об отдельном содержании экстремистов. Однако сама ФСИН еще не готова к столь резким переменам из-за отсутствия свободных коек.

Пока отдельных камер для заключенных не нашлось, проблему радикалов можно решать и менее затратным, но все также действенным способом, считает Вячеслав Полосин. Он предложил привлечь к воспитанию тех, кто уже прошел через радикальные течения, но раскаялся.

«Есть люди, в свое время совершившие ошибку и попавшие в секты, но они поняли, что заблуждались и сейчас сотрудничают с государством. Эти люди очень убедительно рассказывают о своем жизненном опыте. И, конечно, от лиц, переживших такие истории, это звучит во сто раз убедительнее, чем от теоретиков», — считает Полосин.

Тонкая психология миграции

Переезд, так или иначе, всегда связан со стрессом, а переезд в бурлящую Москву и подавно. Мигрант выходит за рамки привычного ему распорядка дня, покидает семью. Меняется климат, условия жизни и его пищевые привычки.

Психологи давно вывели так называемую кривую адаптации. Она показывает весь спектр эмоций, которые испытывает человек, меняя место жительства и отмечает их влияние как на самого мигранта, так и на окружающих.

Угроза туберкулеза: в зоне риска каждый третий мигрант

Попадая в новую культурную среду, приезжий сначала испытывает эйфорию от новых возможностей, затем она сменяется понижением настроения и апатией. После этого следует самая низкая точка на кривой – культурный шок. Психологи выделяют несколько симптомов этого вида шока: неуверенность в себе, ностальгия, тоска по дому, желание быть одному, усталость, нежелание работать.

В зависимости от различных условий, пребывание в этом состоянии может затянуться, а мигрант так и не сумеет адаптироваться к новому культурному фону Москвы. Именно такое положение дел чаще всего подталкивает мигрантов к совершению преступлений.

«Это легко объяснимо, многие приезжают в Москву, потому что им что-то обещали. Говорили – приходи, мы тебя накормим, жилье предоставим. А в итоге обманывали, человек оставался ни с чем», — считает председатель «Ассоциации исламских психологов» Ольга Павлова.

Чтобы смягчить последствия от резких перемен она советует постараться заранее предостеречь все риски, изучить законодательство, нормы поведения, одежды и не забывать, что вера для человека – источник стабильности.

Как помочь мигранту

Вячеслав Полосин считает, что для адаптации мигрантов в России, и в частности в Москве, сегодня сделано недостаточно много, и всем участникам процесса еще есть куда стремиться. Круглый стол положил начало большому пути длиной не в один месяц.

Но в то же время присутствующие достигли важных договоренностей. Так, исламские психологи будут сотрудничать с психологами ФСИН, чтобы посвятить их во все тонкости исламского мира.

Специалисты выразили готовность проводить курсы по русскому языку для мигрантов и донести до приезжих правила оформления всех необходимых документов, как и саму необходимость их официального оформления.

Но как правильно заметили присутствующие, все обсуждения, как и принятие каких-либо решений, бесполезны без главной стороны данной темы — самих приезжих. Поэтому Центр имени Шейха Муххамада Садыка готов проводить встречи для мигрантов, общаясь на их родном языке и помогать в решении всех возникающих проблем — от юридических до психологических.

ru.sputnik-tj.com

Москва за Подольском

На автобусной остановке у метро «Аннино» по утрам собирается толпа мигрантов. Подходит автобус «МЦ-1», и все они выстраиваются в очередь. «Поехали на такси! 150 рублей!» – машут с парковки. Вдоль очереди снуют люди с рекламными листовками контор, которые помогают со сбором документов для миграционной службы.

Такую картину у метро «Аннино» можно наблюдать уже два года – с тех пор как в 2015 году в новомосковском Сахарово открылся многофункциональный миграционный центр (ММЦ). До этого за разрешением на временное проживание или за видом на жительство надо было идти в районные отделения УФМС и стоять там сутками в очередях. Теперь все действо перенеслось за 60 км от Большой Москвы, в Новую, за вполне себе подмосковный Подольск.

Несмотря на надпись «экспресс», автобус идет до Сахарово 2 часа и останавливается в конце деревни у здания из стекла и бетона. Перед ним два кордона охраны. Охранники пропускают таджиков, узбеков и киргизов – их тут больше всех, меня тормозят просьбой показать паспорт, а увидев бордовую книжку с золотым гербом, разворачивают. Россияне могут попасть в ММЦ только по вопросам отказа от гражданства.

Уроженец Таджикистана Хасан – россиянин уже 10 лет. В Сахарово привез земляков, которые оформляют патенты.

– Когда центр открылся, тут ужас творился, – рассказывает он. – Люди в очередях сознание теряли. А сейчас полтора часа простоял – и подал документы.

Рассказ Хасана мрачно слушает мужчина славянской внешности, который представляется Юрием Петровским из Одессы.

– Скоро начну писать жалобы, – злится он. – С июня пытаюсь оформить российское гражданство. Мало того что я с севера Москвы добираюсь по три часа, так тут сплошная бюрократия.

Юрия бесит, что по телевизору вещают о простоте, с которой украинцы получают российские паспорта. Его родители были гражданами СССР, сестра живет в Москве, сам он окончил советский вуз и работает в российской компании. Все, что осталось, говорит он, – это подтвердить знание русского языка, и с этим нет никаких проблем, но комиссия несколько раз откладывалась.

«Была супердеревня» 

Мигранты покидают территорию центра стайками, сворачивают за угол на Варшавку – там магазин. Шоссе делит Сахарово на две части. По обе стороны за металлическими заборами частные дома – деревянные и каменные особняки. В советские времена Сахарово было мелкой деревушкой, где на совхозных полях сеяли пшеницу и гречиху. В начале нулевых московские предприниматели настроили тут коттеджей, и Сахарово превратилось во вполне приличное новодачное место. Жили, говорят местные, тихо – даже скандалов не было. А потом построили миграционный центр и «жить стало невозможно».

Сейчас тут постоянно живут около 70 человек, но ни ФАПа, ни полиции, ни даже почты нет. Только небарского вида магазин, популярный у мигрантов. Там продавщица пытается объяснить таджику, что поменять пакет семечек на другой не может, тот недоволен.

– Нет у нас проблем от мигрантов, – пожимает она плечами. – Сами подумайте, кто станет отсюда уезжать? Тут же лес, ягоды, грибы, пруд, экология.

pikabu.ru

Власти уже даже и не скрывают, что нашествие извне будет продолжаться
«Треть рабочих мест в Москве уже занимают мигранты», — признал в интервью «Известиям» Андрей Шаронов, заместитель мэра столицы по экономическим вопросам. И сказал об этом настолько спокойно, обыденно, что было даже непонятно, отчего после его слов стало не по себе — то ли от признания самого факта зашкаливающей все мыслимые нормы миграции, то ли от того, с каким «холодным носом» власти нас об этом информируют. Власти-то эти по-прежнему именуют себя российскими. Почему же тогда они пекутся о рабочих местах для приезжих, а не для коренных жителей, у которых мигранты эти места отнимают? И если сама по себе цифра — треть всех рабочих мест (!) — не может не ужасать всякого нормального москвича своей чрезмерной величиной, то хладнокровие, с которым власти нас о ней оповещают, свидетельствует лишь о том, что нашествие гастарбайтеров на Россию при нынешней миграционной политики властей наверняка продолжится….

Мигранты москва
Собственно, ориентиры дальнейшего нашествия мигрантов наши власти тоже уже особо не скрывают. Недавно KM.RU уже рассказывал о плане заселения России еще 50−70 миллионами мигрантов, который выдвинул председатель Комитета Госдумы по делам национальностей Гаджимет Сафаралиев («Единая Россия»). Представляете, какой получится «Россия» в результате реализации данного прожекта? К 140 миллионам ее нынешних коренных граждан (это включая стариков и младенцев), а также уже осевшим здесь 15−20 миллионам мигрантов (большинство которых — нелегалы) власти намерены добавить еще 50−70 миллионов гастарбайтеров!
Никаких младенцев и стариков в этом новом потоке мигрантов (во всяком случае, на первых порах, пока гастарбайтеры не начнут здесь ускоренно размножаться), разумеется, не будет. А это значит, что Россия пополнится примерно стольким же числом лиц, сколько сейчас насчитывает все трудоспособное коренное население страны. На рынке труда сложится, так сказать, ситуация «фифти-фифти». А то и «40 на 60» в пользу мигрантов. Это будет уже «покруче», чем сейчас в Москве!
Скажете, что такого не может быть, потому что это уж больно смахивает на оккупацию России и подмену ее новой «Россией», и потому российские власти такого не допустят? Но ведь нынешняя миграционная политика властей ведет дело как раз к такому варианту развития событий. Вот лишь два свежих примера.
Прокуратура Калининградской области, сообщают местные СМИ, выявила многочисленные нарушения законодательства, допущенные региональной Межведомственной комиссией по вопросам привлечения и использования иностранных работников. По данным прокуратуры, ряд работодателей, заявки о потребности в рабочей силе которых были положительно согласованы региональным Агентством по обеспечению занятости населения, не состояли на учете в Центре занятости населения города Калининграда. Между тем, в этом Центре занятости зарегистрировано множество безработных граждан РФ. Но об их существовании работодатели, подавшие заявку на привлечение иностранных мигрантов, оказывается, «не знали». В итоге мигранты из Средней Азии получили работу, а местные маляры, штукатурщики и пр. остались безработными.
У наших либералов в оправдание необходимости заселения России мигрантами есть тезис: «Они (гастарбайтеры) соглашаются на работу, которую русские делать не хотят, поэтому их приезд есть благо. И вообще они никому не мешают». Не мешают, говорите? Ну так вот вам две истории, что называется, из последних.
В Ленинградской области завершено расследование уголовного дела о групповом изнасиловании медицинского работника. Как информирует сайт тамошнего отделения СКР, обвинения предъявлены 40-летнему Кариму Турдиеву и его 21-летнему односельчанину Сохибу Холматову, оба — граждане Таджикистана. Причем, преступление свое они совершили еще год назад, и только сейчас дело дошло до суда. Двое вышеупомянутых «гостей» в компании третьего, неустановленного лица, проникли на территорию одного из предприятий Всеволожского района Ленинградской области. Далее обвиняемые зашли в один из корпусов здания, где располагалась поликлиника, и напали на молодую женщину — медицинского работника, находившуюся на ночном дежурстве. «С целью облегчения совершения запланированного преступления и лишения потерпевшей возможности оказать физическое сопротивление, Холматов насильно влил в рот женщины водку, после чего злоумышленники поочередно изнасиловали потерпевшую, а также совершили в отношении нее иные насильственные действия сексуального характера», — информирует сайт СКР.
А вот пример уже буквально последних дней. Все тот же Всеволожский район Ленинградской области. Гражданин Киргизии 53-летний Икрамжан Акбаралиев задержан по подозрению в сексуальном насилии в отношении несовершеннолетнего. Акбаралиев работал в качестве разнорабочего у одного из жителей, имевшем на попечении 9-летнего мальчика, и проживал в пристройке к частному жилому дому. Далее, опять же цитируем сайт СКР: «Достоверно зная о возрасте 9-летнего мальчика, проживающего в доме, воспользовавшись его беспомощным состоянием, Акбаралиев совершил в отношении ребенка насильственные действия сексуального характера».
И таким примерам не счеть числа. А теперь представьте, что будет, когда число мигрантов увеличится в разы. Вам не страшно? Мне — да.

www.politforums.net

— Как развивалась ситуация после происшествия?

— Была информация о том, что пострадавший умер, но это не соответствует действительности. Он жив и находится в стабильном состоянии. Вчера я был в 68-й клинической больнице и беседовал с ее руководством. Там мне разъяснили, что в пятницу в реанимацию поступил гражданин Таджикистана, к 10 часам его уже перевели в общую палату.

На данный момент угрозы жизни мужчины нет. К нему никого не пускают. Следственный комитет взял вопрос на контроль. В больнице дежурит охрана. После визита в клинику мы направились к ТЦ «Москва» в Люблино — пообщаться с гражданами Таджикистана. Их собралось около 150 человек. Из толпы выкрикивали очень правильные фразы о необходимости объективного расследования. Люди согласны, что виновный должен понести наказание. Они эмоциональны, но с их стороны не было никакой агрессии — ребята просто хотели, чтобы их услышали. И это крайне положительная тенденция, она говорит о том, что правительство Москвы двигается в правильном направлении.

— В чем это заключается?

— Ведется очень активная работа по интеграции и адаптации иностранных граждан. Например, в открывшемся Миграционном центре в Сахарово созданы комфортные условия для легализации мигрантов. Раньше «легалом» был только каждый третий приезжий, сегодня эта статистика увеличивается. Существует проект «90/180». Он направлен на информирование трудящихся мигрантов Москвы.

Важно отметить слаженную работу МВД и ФСБ по выявлению нелегальных мигрантов и нарушителей режима пребывания на территории РФ.

Миграционная ситуация в городе выравнивается.

— Как ведется профилактика экстремизма и нарушений среди мигрантов?

— У экстремистских организаций появляется возможность привлекать приезжих к себе именно среди нелегалов. Трудящиеся мигранты, как правило, отправляют деньги на родину своим семьям. С теми же, кто по каким-либо причинам не смог и не захотел легализоваться в нашей стране, и начинают работать экстремисты: делают акцент на негативе, дают им денег, параллельно пропагандируя свои идеи. Соответственно, если мы наведем порядок в трудовом законодательстве в области миграционной политики и дадим приезжим возможность спокойно легализоваться, то параллельно решим целый пакет проблемных вопросов. В том числе связанных с профилактикой экстремизма и терроризма.

— А какая работа ведется со священнослужителями?

— В рамках проекта «90/180» мы встречаемся с имамами, доносим через них информацию до прихожан — по условиям и возможностям легализации.

Мы стараемся показать последствия нелегальной миграции, доказать, что от этого зависит не только официальный статус, но и спокойствие, безопасность. Кроме того, активно встречаемся с различными диаспорами: беседуем с ними, реализуем совместные проекты, выпускаем газеты. В рамках программы правительства Москвы о миграции существует сайт на пяти языках — молдавском, украинском, азербайджанском, таджикском и узбекском. Там постоянно выходят публикации, помогающие приезжим адаптироваться в мегаполисе.

Мигранты должны понять, что они не люди третьего сорта, они — люди, приехавшие работать на территорию другой страны, где у них есть как права, так и обязанности.

— Нужны ли мигранты в Москве?

— Нужны. Есть расхожее понятие, что они забирают рабочие места у российских граждан, но оно в корне неверно. Мигранты задействованы в непопулярных среди москвичей профессиях. Москва активно развивается, и нам нужен рабочий персонал, нужен сервис.

СПРАВКА 

Совет по делам национальностей при правительстве Москвы учрежден в 2009 году. На его заседаниях обсуждаются вопросы обеспечения гармонизации межэтнических и межконфессиональных отношений, профилактики экстремизма, проведения этнокультурных и национальных спортивных мероприятий, а также предотвращения беспорядков в местах проведения торжественных богослужений. 

Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!

vm.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector