Миграционные процессы в россии

 

В данной статье рассматривается проблема миграционных процессов в России на сегодняшний день. Проводится анализ состояния этих процессов и дается характеристика термину миграция. Также определяются все ее составляющие, как важного элемента экономики страны.

Ключевые слова:миграция, прирост, убыль, история, состояние

 

Миграционные вопросы являются общими для всех стран мира. А в последние два десятилетия, столкнулись с этими проблемами, и Российская Федерация. В советский период миграционная политика была достаточно ясной, она ставила перед собой цель ограничить рост крупных городов, более справедливо распределить производительные силы и завлечь население в районы нового освоения.

После развала общественно-политической и социально-экономической системы Советского Союза, естественно, рухнул и централизованный механизм для регулирования демографических процессов, и таким образом это привело к массовому переселению людей. В 1990-е годы основной массой миграционных потоков в Российской Федерации были беженцы и вынужденные переселенцы. В 2000-х годах, поток основных мигрантов в Российской Федерации составлял их трудовых мигрантов.


С начала 1990-х годов в России наблюдается депопуляция, и миграция стала единственным фактором, сдерживающим резкое сокращение численности ее населения. Страна выдвинулась в тройку ведущих мировых центров иммиграции (после США и Германии). Ежегодный приток мигрантов, в среднем, в период 1992–2012 гг. составлял в США 974 тыс. человек, Германии — 895 тыс., России — 659 тыс. человек. В последние 20 лет миграционный прирост в Российской Федерации компенсировал более половины естественной убыли населения.

С учетом демографической ситуации миграция является одним из основных и реальных источников восполнения нехватки трудовых ресурсов. Если в 1994 г. в России было 129 тыс. легальных трудовых мигрантов, то в 2014 г. — 482 тыс. человек.

Согласно прогнозу Росстата, численность населения в 2016–2030 гг. возрастет на 0,9 млн. человек, но население в трудоспособном возрасте сократится на 5 млн. человек. (При том, что в прогнозе уже заложено сальдо миграции в 4,9 млн. человек — Рисунок 1). Важнейшим источником компенсации сокращения трудовых ресурсов на ближайшие десятилетия является миграция.


Image title

Рис. 1. Динамика общей численности населения в трудоспособном возрасте в 2016–2030гг. с учетом миграции

 

В настоящее время имеются определенные социокультурные ограничения политики интеграции. Особое значение приобретают интеграционный потенциал принимающего общества, адаптивные возможности мигрантов, социальные практики взаимодействия принимающего населения и властей с мигрантами. На рисунке 2 представлены результаты опроса россиян по поводу мигрантов. [1]

http://last30.ru/media/uploads/migration_Mukomel4_ONDmldX.png

Рис. 2. Распределение ответов на вопрос «в каких мигрантах нуждается Россия»

 

Обычно говорят, что в России очень много мигрантов хотя, на самом деле все может быть и не так. Если брать общие цифры, то мигрантов в России действительно много. По данным ФМС, в России на начало 2015 года находились 10,9 миллиона иностранцев — теперь это второй показатель в мире после США. Не все из них гастарбайтеры — вряд ли на стройки и рынки приехали 240 тысяч немцев или 145 тысяч американцев. В 2013 году в ФМС рассказывали, что из общего числа иностранцев 42 % находятся в России с целями, «не связанными с осуществлением трудовой деятельности». При этом нелегальная миграция составляет, по разным оценкам, от трех до четырех миллионов человек.


В относительных цифрах, правда, ситуация иная — в России оказывается меньше мигрантов, чем во многих странах Европы. В Германии, например, мигрантом, по приблизительным подсчетам, является каждый десятый, на Украине — каждый девятый, в Швеции — почти каждый шестой. В России — всего лишь каждый 13-й.

Кроме того, в последние время ситуация с мигрантами в России сильно изменилась. За вторую половину 2014 года из России уехали 365 тысяч граждан Узбекистана, 178 тысяч граждан Таджикистана, 45 тысяч граждан Армении(имеется в виду «чистый отток»). Трудовым мигрантам невыгодно работать в России, прежде всего, из-за девальвации рубля, а также из-за того, что теперь сложнее получать разрешение на работу. [2]

Миграционный поток в Россию в 2015 году сократился на 70 % по сравнению с 2014 годом. Однако, несмотря на это, в страну стали больше приезжать граждане Украины и Молдавии. «В 2015 году, по сравнению с 2014 годом, фиксируется снижение почти на 70 % количества въездов и выездов иностранных граждан», — сказал глава ФМС Константин Ромодановский. По его словам, в ведомстве провели предварительное сравнение миграционной картины начала 2013, 2014 и 2015 годов.


В настоящее время отмечается уменьшение в России числа граждан стран Центральной Азии, за исключением Киргизии. Возможно, это связано со сложностями поиска низкоквалифицированных рабочих мест. Одновременно отмечается увеличение присутствия в России граждан Молдавии и Украины, причем украинцев стало больше в разы. Речь идет о миллионах украинцев трудоспособного возраста. Идет своеобразное замещение. Важно, что речь идет о наиболее значимых по количеству категориях. В Россию идет заметный рост въезда и пребывания в стране граждан Китая, Республики Корея и КНДР. [3]

В целом можно сказать, что в настоящее время миграционные процессы в России протекают примерно так же, как во многих экономически развитых странах мира и, в основном, обусловлены экономическими и демографическими причинами. Однако нельзя также не отметить изменения в связи с конфликтной ситуацией на Украине, которые в той или иной степени повлияли на изменение данной картины. И нельзя исключать, что Россия вновь станет одной из экономически привлекательных стран для иностранных мигрантов.

 

Литература:

 


  1.                Бояркин Г., проф. Трудовая миграция и экономический потенциал района. // Человек и труд. — № 2. — 2009. — с.25–27.
  2.                В России много мигрантов. На самом деле нет. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://meduza.io/feature/2015/05/13/v-rossii-mnogo-migrantov-na-samom-dele-net
  3.                Ефимов, А. Г., Кацан, В. Н. Влияние миграции населения на региональный рынок труда и особенности государственного регулирования миграционных потоков в современной России //Проблемы и перспективыразвития социально-экономических систем: [сборник научных трудов] / Федер. агентство по образованию, Курс. гос. техн. ун-т [и др.]; под общ. ред. М. В. Шатохина. — Курск: КГТУ.Вып. 2. — 2010. — С. 19–27.
  4.                Моисеенко В. М. Снижение масштабов миграции населения России: опыт оценки динамики по данным текущего учета//Вопросы статистики. — 2011. — № 7. — С. 47–56.

moluch.ru


2.1.1 Незаконная миграция

Особую озабоченность вызывает незаконная иммиграция в Российскую Федерацию, которая, по разным оценкам, составляет сегодня от 1 до 1,5 млн. человек.[1] Масштабный приток различных категорий иностранных граждан и лиц без гражданства оказывает все большее воздействие на внутриполитическую ситуацию в России, существенно сказывается на социальной сфере, влияет на национальный рынок труда, усугубляет криминогенную обстановку.

Основная масса нелегальных иммигрантов прибывает в Российскую Федера-цию из государств дальнего зарубежья (Афганистан, Иран, Пакистан, страны Африки, Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии) и государств — участников СНГ (Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Туркмения, Казахстан).

Проблема незаконной миграции во многом возникла из-за отсутствия должного внимания со стороны государства, несоответствия правовой базы по регулированию иммиграции и пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории страны потребностям реальной обстановки в России (до недавнего времени основным документом, регулирующим правовое положение иностранцев в России, оставался Закон СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», принятый в 1981 г.); открытости значительной части государственной границы России с государствами, ранее входившими в состав СССР, при отсутствии единообразия национальных законодательств по борьбе с незаконной миграцией.

За последние пять лет за нарушение установленных правил пребывания привлечено к административной ответственности около 1 млн. иностранцев, выдворено с территории Российской Федерации более 90 тыс. человек.[2]


Несмотря на то, что большая часть граждан бывшего СССР определилась с получением российского либо иного гражданства, вопросы документирования и регистрации их решаются трудно. Основной проблемой в практическом урегулировании данного вопроса является отсутствие законодательно установленных критериев определения на постоянное жительство.

Многие иммигранты, проникнув несколько лет назад на территорию России с целью транзита, последующего выезда в государства Запада, остаются в стране, где их экономическая адаптация, в том числе на основании незаконной занятости, происходит достаточно успешно. В то же время есть значительное количество иностранцев (более 250 тыс. человек), действительно нуждающихся в предоставлении убежища в соответствии с международными обязательствами, принятыми Российской Федерацией.[3]

Причинами неэффективной деятельности российских структур по недопущению незаконной миграции являются неоправданно длительная разработка стратегии и тактики борьбы с ней, узковедомственный подход ряда федеральных органов исполнительной власти при решении этих вопросов и их стремление подменить организационно сложную работу по укреплению взаимодействия простым перераспределением функций.

Помимо разработки и проведения мероприятий по недопущению въезда в Россию отдельных категорий иностранных граждан и выдворению лиц, занимающихся противоправной и криминальной деятельностью, необходимо проводить меры по легализации некоторых групп мигрантов.
ежде всего это касается той категории иностранных граждан, которая за длительное время пребывания в Российской Федерации, не нарушая законов страны, сумела адаптироваться (имеет законный источник дохода, жилье). Кроме того, следует дополнить государственную систему предупреждения и пресечения незаконного въезда и пребывания иностранных граждан организационно-практическими мерами, включающими: изменение системы учета иностранцев в органах внутренних дел, а также создание единой системы обмена информацией по незаконной миграции; формирование сети центров временного содержания для осуществления проверки правомерности въезда и пребывания иностранцев; создание системы единого иммиграционного контроля на территории Российской Федерации, развитие и совершенствование органов, осуществляющих эту деятельность, наделение их соответствующими полномочиями; образование в системе органов внутренних дел специализированных подразделений по борьбе с правонарушениями в области миграции, особенно по пресечению деятельности преступных группировок.

2.1.2 Проблема вынужденных переселенцев

В стране насчитывается примерно 300 тыс. вынужденных переселенцев, имеющих российское гражданство и право на государственную поддержку. Две трети из них стоят в очереди на получение жилья, одна треть — беспроцентной возвратной ссуды для его приобретения. Нерешенность проблем обустройства вынужденных переселенцев связана с тем, что Федеральная миграционная программа финансируется неудовлетворительно. Поэтому ежегодно помощь на обустройство получают менее 40 тыс. человек вместо 120 тыс.[4]


Образовавшиеся долги по обустройству вынужденных переселенцев во многом связаны с необходимостью практически ежегодного отвлечения средств Федеральной миграционной программы на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций, вооруженных конфликтов, размер которых доходил до 60% выделяемого объема финансирования.

В ближайшей перспективе при адекватном финансировании можно в течение трех лет ликвидировать задолженность перед внеочередниками и первоочередниками по жилищному обустройству. Для этого, по расчетам, потребуется выделить 3,96 млрд. руб. на приобретение жилья для 50 тыс. человек и 2,7 млрд. руб. — ссуд для 35 тыс. семей (с учетом прироста очереди за 2002-2004 гг.).

Однако и компактное, и дисперсное расселение нуждаются в обустройстве, государственной поддержке путем предоставления долговременных беспроцентных возвратных ссуд, развития иных кредитных механизмов, учета реально складывающейся ситуации на рынке труда в различных регионах. Размер ссуд должен быть приближен к реальной стоимости жилья.

Очевидно, что в решении вопросов обустройства вынужденных мигрантов должны участвовать органы как федеральной власти, так и субъектов Федерации. Но без повышения меры ответственности органов всех уровней (федерального, регионального и местного) и без создания заинтересованности субъектов Федерации в обустройстве вынужденных переселенцев, расселяемых на их территории, невозможно кардинальное решение этой проблемы. Россия обладает уникальным опытом (дореволюционнный период и 20-е гг. советского времени) поощрения регионов, расселяющих переселенцев.


Особого внимания требует решение затянувшихся вопросов возвращения перемещенных лиц из Чеченской Республики и некоторых других зон конфликтов на Северном Кавказе. В настоящее время численность перемещенных лиц, покинувших места постоянного жительства в Чеченской Республике, составляет 425 тыс. человек, из которых 235 тыс. разместились на ее территории. Остальные проживают в Ингушетии, Дагестане, Ставрополье и других регионах России. Именно эта часть вынужденных переселенцев находится в особенно трудных условиях: нет условий для их безопасного возвращения, неудовлетворительно осуществляются выплаты за утраченное жилье и имущество, люди проживают во временных, лишенных удобств жилищах, не имеют работы и т.д.

2.1.3 Трудовая миграция

Постепенное вхождение России в международный рынок труда положило начало развитию процессов внешней (международной) трудовой миграции, которая протекает в виде привлечения и использования в стране труда иностранных граждан и лиц без гражданства и выезда российских граждан за границу с целью работы по найму.

В начале 90-х гг. эмиграция из России (преимущественно в Германию и Израиль) носила формально этнический, а по сути – социально-экономический характер и регулировалась иммиграционными квотами принимающих стран, количественно не превышала 100 тыс. человек ежегодно.

В настоящее время эмиграция, как и прежде, имеет социально-экономический, но уже открытый характер, масштабы ее увеличились, изменился и качественный состав эмигрантов, что вызывает большую тревогу. По данным экспертов, а также проводимых исследований, возрастают объемы безвозвратной эмиграции молодежи – подготовленных инженеров, программистов, специалистов в области экономики и гуманитарных дисциплин в экономически развитые страны. Это связано с низкими возможностями самореализации способностей и знаний молодых специалистов в стране, получения достойного вознаграждения за интеллектуальный и высокопрофессиональный труд.

Наблюдается устойчивая тенденция роста трудовой эмиграции российских граждан по контролируемым государством каналам. С 1994 по 2000 г. она увеличилась в 5 раз и достигает 40 тыс. человек в год.[5] В некоторой части она имеет возвратный характер, снижает напряженность на внутреннем рынке труда, позволяет сгладить негативные последствия структурных диспропорций в его развитии, в какой-то степени способствует повышению квалификации работников и в перспективе может стать источником валютных поступлений в страну. Но зачастую деятельность организаций по найму работников для осуществления трудовой деятельности за рубежом сопряжена с нарушениями прав граждан России.

Вместе с тем можно отметить и другую тенденцию – приток иностранной рабочей силы в Россию. По официальным данным, среднегодовая численность привлеченных на основе трудовых договоров (контрактов) иностранных работников в период с 1996 по 2000 г. составила около 240 тыс. человек. Подавляющее большинство их (около 70%) используется в отраслях материального производства. Однако официально зарегистрированных иностранных работников не более 0,4% совокупной численности занятых в экономике страны. В перспективе с ростом масштабов производства, а также в связи со складывающейся демографической ситуацией потребность в иностранной рабочей силе может возрасти. Но нередко процессы привлечения иностранных рабочих сопровождаются незаконным трудоустройствомих в России, нарушением трудовых и социальных прав. В то же время законодательно не урегулирован вопрос трудовой деятельности иностранных граждан. Число их, преимущественно из государств — участников СНГ, работающих на основе гражданско-правовых договоров (т.е. вне рамок трудовых правоотношений), по экспертным оценкам, составляет до 2 млн. человек. Их неконтролируемая деятельность оказывает существенное влияние на состояние рынка труда и платных услуг, сопровождается уходом от налогообложения.[6]

2.1.4 Внутренняя миграция

С начала 90-х гг. в процессах внутрироссийской миграции стали преобладать негативные тенденции. Последовательно осуществляемое многие десятки и сотни лет заселение слабоосвоенных, но богатых природными ресурсами и занимающих выгодное геополитическое положение районов в результате устранения государства от регулирования миграционными процессами сменилось сокращением численности и плотности населения этих территорий, разрушением их трудового потенциала. Если в прошлом прирост населения Северного, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного экономических районов постоянно был выше, чем в целом в стране (между переписями 1959 и 1979 гг. темпы прироста населения в указанных регионах превышали среднереспубликанские в 1,4 раза, а между 1979 и 1989 гг. -в 2 раза), то в 90-е гг. уже темпы сокращения численности населения этих четырех экономических районов были выше, чем в целом по России, почти в 6 раз. За десятилетие население северных и восточных районов сократилось на 1,1 млн. человек (тогда как во всех остальных районах оно увеличилось на 0,4 млн.), причем не только от естественной убыли, но и в результате отрицательного миграционного сальдо. В течение 1991-2000 гг. Европейский Север нашей страны — покинули 334 тыс. человек, а Северо-Восток — 593 тыс. человек. Все эти годы в Мурманской, Магаданской, Камчатской и других северных субъектах Федерации разрушался демографический и трудовой потенциал, создавшийся из многих поколений мигрантов, которые прошли трудную медико-биологическую адаптацию и приобрели опыт работ в экстремальных условиях Российского Севера. Наиболее тревожная ситуация с заселенностью складывается на Северо-Востоке страны. Так, за истекшие 10 лет население Магаданской области и Чукотского АО в результате миграции сократилось с 543 тыс. человек в 1989 г. до 305 тыс. к началу 2000 г., т.е. в 1,8 раза.[7]

Еще более злободневны миграционные проблемы в приграничных районах Восточной Сибири и Дальнего Востока. Свыше 150 лет шло заселение и укрепление российских границ вдоль рек Аргунь, Амур и Уссури. С огромным трудом было создано постоянное население в этой местности. Ныне оно покидает приграничные районы. За последние 10 лет Читинскую, Амурскую области, Хабаровский, Приморский края и Еврейскую Автономную область покинули 200 тыс. человек. Частично эти районы замещаются иммигрантами из соседних стран. Пока этот нерегулируемый процесс находится в начальной стадии, но его возможное завершение может создать серьезные проблемы стране. Однако Россия не имеет демографических ресурсов и необходимых экономических возможностей для масштабного переселения в районы страны с экстремальными условиями жизни.

Процессы формирования населения в важных в геополитическом и геостратегическом отношении регионах должны быть обеспечены государственным регулированием. При этом основное внимание в миграционной политике необходимо уделить не только переселению мигрантов из других областей, но и сохранению численности уже проживающих трудоспособных граждан.

Нельзя не учитывать, что иммиграция из зарубежных стран в эти регионы будет продолжаться, это повлияет на этническую структуру населения.

Потоки как внутренних, так и внешних мигрантов направлены в густонаселенные центральные и южные районы России с благоприятными природными условиями, либо относительно высоким уровнем социально-экономического развития И тем не менее в большинстве областей миграция всего лишь компенсировала естественную убыль населения, рост его отмечен только в нескольких регионах.

Для миграции населения последнего десятилетия характерна этническая избирательность, многие мигранты стремятся в регионы проживания своего этноса. В результате в ряде республик прослеживается этническая концентрация населения, которая выражается в абсолютном и относительном росте численности представителей коренных национальностей. Одновременно происходит рост численности национальных диаспор из зарубежных государств, прежде всего сопредельных, что в ряде регионов Юга России ведет к межэтнической напряженности, обострению криминогенной обстановки.

Отдельной проблемой следует считать уход русского населения из ряда субъектов Российской Федерации, что ведет к их этническому и национально-территориальному обособлению. Одновременно данные процессы обусловливают замедление социально-экономического развития этих территорий, прежде всего республик Северного Кавказа.

studopedia.org

Распад СССР сопровождался возникновением целого комплекса проблем, так или иначе повлиявших на миграционное движение народов, населявших одну шестую часть суши. Соглашения между образованными на территории Союза государствами не предусматривали разрешения потенциально возможных (и реально возникших впоследствии) миграционных проблем. В силу этого не только военные противостояния в Закавказье и Центральной Азии, но и ущемления прав части населения оказались не обеспечены юридическими гарантиями. В аналогичном положении оказалась и сфера внешней миграции, столкнувшаяся с проблемами прозрачных границ, отсутствия налаженного иммиграционного контроля. Достаточно радикальным образом все пертурбации последних 5—6 лет отразились и на внутрироссийских миграционных потоках, придав им невиданную ранее, часто политизированную остроту.

Прежде всего необходимо отметить, что на фоне общего снижения интенсивности миграции, а стало быть, и ее масштабов, произошел коренной перелом в межрайонном перемещении населения. Трудонедостаточные районы, в прошлом, как правило, получавшие мигрантов из трудоизбыточных, стали терять население в миграционном обмене с ними. В 90-е гг. началось разрушение демографического и трудового потенциала в районах нового освоения на Севере, Дальнем Востоке, частично и в Сибири. С позиции перспектив развития этих регионов наиболее опасно то, что они теряют ту часть населения, которая наиболее адекватна по своим профессионально-квалификационным навыкам сложившейся в этих регионах отраслевой структуре экономики и в то же время лучше всего адаптирована (из-за длительности проживания) к местным природным условиям. В целом плохо и то, что выезжающее население направляется в регионы, которые в ближайшем будущем неизбежно вновь превратятся в миграционных доноров для других частей страны.

Новым явлением в миграционной ситуации в России стало и возникновение положительного сальдо миграции сельского населения, неизменно терявшего в течение нескольких десятилетий наиболее молодую, образованную, а стало быть, и наиболее мобильную свою часть. Такие потери имели под собой объективную подоплеку. Даже с учетом многомиллионного оттока сельского населения Центральной России в города, а также на восток страны (в первую очередь — в Казахстан в 50-е гг. для освоения целинных земель), трудоизбыточность этих территорий сохранялась из-за низкой производительности труда в аграрном секторе их экономики, а доля населения, занятого в этих отраслях, была во много раз больше, чем в развитых странах. В силу этого нельзя рассматривать положительное сальдо сельско-городской миграции в России в качестве постоянного и долгосрочного явления. Это, безусловно, преходящий артефакт, противоречащий мировому тренду развития процесса урбанизации.

Абсолютно новым и экстремальным по своему характеру явлением стали потоки беженцев и вынужденных переселенцев, причем не только русскоязычного населения республик бывшего СССР, но и множества других этносов огромной распавшейся страны. В России сегодня число лиц, относящихся к этим двум категориям, оценивается не менее чем в 1 млн. человек. Регионы их выхода: Центральная Азия, в первую очередь Таджикистан; Закавказье; регионы Российского Северного Кавказа — Чечня, Ингушетия, Северная Осетия. На сегодняшний день решение этой проблемы не обеспечено ни в экономическом, ни в правовом отношении, хотя вероятный потенциал вынужденной миграции из стран СНГ в Россию огромен: только численность остающихся за пределами России русских и представителей других российских национальностей превышает 24-25 млн. человек.

Среди новых явлений в российской миграционной ситуации нельзя не назвать и процессы въезда-выезда в страны старого зарубежья. Либерализация эмиграционно-иммиграционного законодательства превратила Россию в открытую страну. Хотя, вопреки многим предсказаниям, не произошло «обвального» многомиллионного выезда населения из России, тем не менее в результате эмиграции страна стала терять в сравнении с прошлыми временами значительное число своих граждан (ежегодно выезжает около 100 тыс. человек). Конечно, эта цифра не сопоставима, например, с числом внутренних мигрантов. Важность этой проблемы для России в другом. Здесь, как ни в одном другом миграционном потоке, проявляется селективность в отношении эмигрирующего контингента. Помимо его национального состава (немцы, евреи) и стран преимущественного вселения (США, Германия, Израиль), важен и другой аспект: Россию покидают наиболее образованные, профессионально подготовленные люди, на обучение которых затрачен огромный капитал. Это высококвалифицированные рабочие, ученые, техническая и творческая интеллигенция. Россия сегодня выступает в качестве «добровольного» донора для других стран, сама же обрекает себя на научно-технический и интеллектуальный регресс.

Парадокс заключается в том, что Россия в зарубежном обмене не только теряет население, но и приобретает его. Эквивалентность этого обмена стоит поставить под сомнение, прежде всего с точки зрения состава иммигрантов. Во-первых, речь идет главным образом о «нелегалах», структура этого потока неизвестна, а причины въезда в Россию весьма сомнительны. Численность их на российской территории можно оценить не менее чем в 1 млн. человек. Во-вторых, важен и качественный аспект иммиграционно-эмиграционного баланса: теряя высококвалифицированные кадры, Россия вынужденно «потребляет» избыточную, т.е. не востребованную на своей родине, часть трудового потенциала сопредельных и даже отдаленных государств.

Наибольшее беспокойство справедливо вызывает нелегальная иммиграция в Россию из стран Юго-Восточной Азии, выходцы из которых (главным образом из Китая) концентрируются на российском Дальнем Востоке. Острота данной проблемы определяется двумя причинами. Во-первых, сохраняют свою актуальность такие вопросы, как неотрегулированность границ и территориальные претензии. Во-вторых, приток нелегальных иммигрантов из соседних стран происходит параллельно с нарастающим оттоком из регионов Дальнего Востока постоянного населения — иными словами, происходит весьма не адекватное замещение населения по этническому признаку [49]. Такое замещение может иметь для России далеко идущие экономические (давление на рынок труда), военно-стратегические и политические последствия.

Вновь возникшие и видоизменившиеся традиционные миграционные проблемы инициировали новый виток исследований. В начале 1990-х гг. сложился ряд новых научных коллективов, специализирующихся на изучении современных миграционных явлений. Правда, костяк этих коллективов составили не молодые ученые, а те, кто имел за плечами многолетний опыт работы в данной области.

Одним из таких центров стала лаборатория анализа и прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, возглавляемая Ж.А.Зайончковской. Главное внимание коллектива сосредоточено на анализе новой миграционной ситуации, сформировавшейся после распада СССР, ее взаимосвязях с национальными конфликтами, экономическим кризисом, политической и экономической дифференциацией постсоветского пространства. Выявлены кризисные деформации миграционных процессов, сопутствовавшие распаду СССР, а также стабилизирующие факторы, проявившиеся после 1993 г. С 1993 г. ведется мониторинг миграционной ситуации в России. Учеными лаборатории проведены масштабные исследования адаптации вынужденных мигрантов в Центральной России (1992, 1994 гг.), в Ставропольском крае, Оренбургской области (1994 г.). В 1993—1995 гг. проведены обширные исследования миграционного потенциала русских на Украине, в Литве, Таджикистане, Узбекистане, Киргизии, Казахстане. Г.С.Витковской разработана классификация факторов вынужденной миграции и дано ее мотивированное определение [2].

Лаборатория была пионером изучения процесса «утечки умов». В 1991 — 1992 гг. проведено исследование эмиграционного потенциала кадров научно-технического комплекса, охватывавшее всю цепочку функционирования и подготовки кадров — производственную науку на ряде оборонных предприятий, фундаментальную науку в ведущих физических институтах РАН и студентов физико-математического профиля в университетах Москвы и Казани. На базе этого исследования был развеян миф об ожидавшемся вале эмигрантов из бывшего СССР [65]. В последующем (1994—1995 гг.) на примере закрытых городов анализ эмиграционного потенциала был дополнен анализом движения научных кадров в другие сектора экономики. Было показано, что именно межсекторальная мобильность является главным разрушителем интеллектуального потенциала страны [64].

Профессиональные научные коллективы, изучающие различные аспекты современной миграционной ситуации, в 90-е гг. сложились также в ряде других институтов РАН. В частности, в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН успешно изучаются трудовая миграция, адаптация вынужденных мигрантов и т.д. Другой научный коллектив, возглавляемый И.Г.Ушкаловым, образовался в Институте международных экономических и политических исследований РАН. Здесь ведется изучение широкого круга внешнемиграционных проблем Среди них: эмиграция и «утечка умов» [67, 68], трудовая межгосударственная миграция [69] и другие. Это один из немногих коллективов, где приоритетное значение придается исследованию эмиграционного и иммиграционного законодательства в зарубежных странах.

Исследованиям современных миграционных проблем присущ ряд особенностей. Финансовые трудности, перед лицом которых стоят сегодня почти все государственные бюджетные учреждения в России, вынуждают научные коллективы вести множество коммерческих, как правило, весьма неглубоких исследовательских проектов. В большинстве государственных научных центров из-за низкой заработной платы распадаются десятилетиями существовавшие научные коллективы. Нети пополнения их за счет притока молодежи. По сути, как и в других областях социальных исследований, происходит разрушение преемственности исследований, аналогичное ситуации конца 30-х гг. Рано или поздно исследователи столкнутся с той же проблемой, перед которой стояли те, кто пришел в социальные отрасли науки в конце 50-х гг.

Еще одна особенность современного этапа развития миграционных исследований состоит в том, что доступность статистической информации при почти полной невозможности проведения репрезентативных социологических и иных выборочных обследований из-за дороговизны такого рода мероприятий сделала все публикации по проблемам миграции населения похожими друг на друга. И это естественно: Госкомстат РФ стал предоставлять платежеспособным сторонам не только собственно данные статистических форм, но и аналитические обзоры, которые зачастую служат основой для составления научных отчетов и написания статей. Наиболее популярны в этом отношении сведения об эмиграции. Тем не менее в ряде брошюр, опубликованных в последние 3-4 года, представлены результаты достаточно глубоких статистико-социологических проработок проблем современной миграции, дающих возможность довольно объективно оценить иерархию современных миграционных проблем в России, их факторов и последствий (например: [32, 37, 48, 54, 55] и др.).

Литература

1. Азиатская Россия. СПб., 1914. Т. 1.

2. Витковская Г. С. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы. М.: 1993.

3. Вопросы трудовых ресурсов в районах Сибири. Новосибирск: СО АН СССР, 1961.

4. Гинс Г.К. Переселение и колонизация. СПб., 1913. Вып. 2.

5. Григорьев В.Н. Переселение крестьян Рязанской губернии // Русская мысль. М., 1985.

6. Гурвич И.А. Переселение крестьян в Сибирь. М., 1888.

7. Давидов Д.А. Колонизация Манчжурии и Северо-Восточной Монголии. Владивосток, 1911.

8. Зайончковская Ж.А.Новоселы в городах. М.: Статистика, 1972. 9. -10.

9.-10. Зайончковская Ж.А., Переведенцев В. И. Современная миграция населения Красноярского края. Новосибирск: СО АН СССР, 1964.

11. Заславская Т.Н., Рыбаковский Л.Л. Процессы миграции и их регулирование в социалистическом обществе // Социологические исследования. 1978, № 1.

12. Исаев А.А. Переселения в русском народном хозяйстве. СПб.: Цинзерлинг, 1891.

13 Кауфман А.А.Переселение и колонизация. СПб., 1905.

14. Квиткин О. Первые итоги переписи 1926 г. // Статистическое обозрение. 1927, № 1.

15. Кокосов Н.И. Улучшить использование трудовых ресурсов Сибири и Дальнего Востока // Социалистический труд. 1961, № 2.

16. Корель Л.В. Перемещение населения между городом и селом в условиях урбанизации. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1982.

17. Корель Л.В., Тапилина B.C., Трофимов В.А. Миграция и жилище. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1988.

18. Кутафьева Э.С. и др. Миграция сельского населения. (В Центральном экономическом районе). М.: Изд-во МГУ, 1971.

19. Ленин В.И. Развитие капитализма в России. Полн.собр.соч. Т.З.

20. Лингвистический метод типологического анализа социальных объектов. М., 1977.

21. Макарова Л.В., Морозова Г.Ф., Тарасова Н.В. Миграционное поведение сельского населения центральных районов России. М.: ИС АН СССР, 1991.

22. Макарова Л.В., Морозова Г.Ф., Тарасова Н.В. Региональные особенности миграционных процессов в СССР. М.: Наука, 1986.

23. Марианьский А. Современные миграции населения / Пер. с польск. М.: Статистика, 1969.

24. Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области: Старожилы-стодесятинники. Саратов, 1912. Т. 3.

25. Материалы статистико-экономического обследования казачьего и крестьянского хозяйства Амурской области. СПб., 1912. Т. 2. Ч. 1.

26. Матлин И.С.Моделирование размещения населения. М.: Наука, 1975.

27. Методика выборочного обследования миграции сельского населения. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1969.

28. Методологические проблемы системного изучения деревни. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1977.

29. Методология и методика системного изучения деревни. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1980.

30. Миграция населения РСФСР/ Отв. ред. А.З.Майков. М.: Статистика, 1973.

31 Миграционная подвижность населения в СССР / Под ред. Б.С.Хорева и В.М.Моисеенко. М.: Статистика, 1974.

32. Миграционные процессы после распада СССР / Научн. ред. Ж.А.Зайончковская. М.: ИНХП РАН, 1994.

33. Миграция сельского населения.М.: Статистика, 1970.

34. Миграция сельского населения: цели, задачи и методы регулирования. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1969.

35. Моисеенко В.М.Территориальное движение населения. М.: Мысль, 1985.

36. Население и кризисы. / Под ред. Б.С.Хорева М.: МГУ, 1996. Вып. 2.

37. Новейшие изменения во внутренней и внешней миграции населения в России и их экономическое значение. М.—СПб.: Ассоциация «Гуманитарное знание», 1994.

38. Переведенцев В.И.Методы изучения миграции населения. М.: Наука, 1975.

39. Переведенцев В.И. Миграция населения и трудовые проблемы Сибири. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1966.

40. Переведенцев В.И. Современная миграция населения Западной Сибири. Новосибирск: РИО СО АН СССР, 1965.

41. Покшишевский В.В. Заселение Сибири. Иркутск, 1951.

42. Проблемы миграции населения и трудовых ресурсов / Под ред. Д.И.Валентея и др. М.: Статистика, 1970.

43. Рыбаковский Л.Л.Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. М., 1987.

44. Рыбаковский Л.Л. Народонаселение Дальнего Востока за 100 лет. М.: Наука, 1969.

45. Рыбаковский Л.Население Дальнего Востока за 150 лет. М.: Наука, 1990.

46. Рыбаковский Л.Л. Проблемы формирования народонаселения Дальнего Востока. Хабаровск: Хабаровский КНИИ СО АН СССР, 1969.

47. Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций. М.: Статистика, 1973.

48. Рыбаковский Л.Л., Гришанова А.Г., Кожевникова Н.И. Проблемы новой миграционной политики в России. М.: ИСПИ РАН, 1995.

49. Рыбаковский Л.Л., Захарова О.Д., Миндогулов В.В. Нелегальная миграция в приграничных районах Дальнего Востока: история, современность и последствия. М.: ИСПИ РАН, 1994.

50. Рыбаковский Л.Л., Шапиро В.Д. Методика социологического изучения демографического поведения: Миграционное поведение. М.: ИСИ АН СССР, 1985. Вып. 1.

51 Рыбаковский Л.Л. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен и его влияние на демографическую динамику. М.: ИСПИ РАН, 1996.

52. Рывкина Р.В. Образ жизни сельского населения. Новосибирск: Наука, СО АН СССР, 1979.

53. Слюнин Н.В. Современное положение нашего Дальнего Востока. СПб., 1908.

54. Современная миграция населения России. М.: ИСПИ РАН, 1993.

55. Современные миграционные процессы в России. М.: ИСПИ РАН, 1994.

56. Современные проблемы миграции. М.: ИСИ АН СССР, 1985.

57. Староверов В.И. Город и деревня. М.: Политиздат, 1972.

58. Староверов В.И. Социально-демографические проблемы деревни. М.: Наука, 1975.

59. Статистика миграции населения / Под ред. А.Г.Волкова М.: Статистика, 1975.

60. Сонин М.Я. Воспроизводство рабочей силы в СССР и баланс труда. М.: Гос-планиздат, 1959.

61. Социально-демографическое развитие села:Региональный анализ. М.: Статистика, 1980.

62. Социальные факторы и особенности миграции населения СССР.М.: Наука, 1978.

63. Струмилин С.Г. К перспективной пятилетке Госплана на 1925 /1927—1930 / 1931 гг. // Плановое хозяйство. 1927, № 3.

64. Тихонов В.А. Закрытые города в открытом обществе. М.: ИНХП РАН, 1996.

65. Тихонов В. и др. «Утечка умов»: потенциал, проблемы, перспективы. М.: ИПЗ РАН, 1993.

66. Топилин А.В.Территориальное перераспределение трудовых ресурсов в СССР. М.: Экономика, 1975.

67. Ушкалов И.Г. «Утечка умов» и социально-экономические проблемы российской науки // Вестник РГНФ. 1996, № 2.

68. Ушкалов И.Г., Иванов С.Л. Эмиграция: взгляд с Востока и Запада. М.: Знание, 1991.

69. Ушкалов И.Г. Человек в международном сотрудничестве: тенденции 80-х гг. М.: Наука, 1990.

70. Хорев Б.С., Чапек В.Н.Проблемы изучения миграции населения. М.: Мысль, 1978.

71. Хорев Б.С. Городские поселения СССР. М., 1968.

72. Хорев Б.С. Проблемы городов. М., 1971.

73. Чапек В.И. Миграция и стабилизация трудовых ресурсов села. Ростов-на-Дону, 1983.

74. Чиркан Г.Ф. Очерк колонизации Сибири второй половины XIX века и начала XX века // Очерк по истории колонизации Севера и Сибири. Пг., 1922. Вып. 2.

75. Шабанова М.А. Сезонная и постоянная миграция населения в сельском районе: комплексное социолого-статистическое исследование. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1991.

76. Шперк Ф. Россия Дальнего Востока. СПб., 1885.

77. Ямзин И.Л., Вощинин В.П.Учение о колонизации и переселениях. М.—Л., 1926.

78. Slater P.В. A Hierarchical Regionalization of RSFSR Administrative Units Using 1966-1969 Migration Data // Soviet Geography. Vol. XVI. № 7.

studopedia.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector