Стоит ли переезжать из казахстана в россию


По оценкам казахстанских аналитиков, стране грозит вторая волна эмиграции населения. Власти при этом беспокоит растущий отток квалифицированных кадров, хотя вполне устраивает смена этнического состава населения северных регионов, исключающая, по их мнению, повторение здесь «крымского сценария».

По данным политолога Болата Султанова, опирающегося на данные комитета по статистике, в 2016 г. республику покинуло 32,9 тыс. чел., что на 16,4% превышает показатели 2015 г. Большинство из них едут в Россию, в которой на долю Казахстана в прошлом году пришлось 11% всех иммигрантов. Нарастают и масштабы получения казахстанцами СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕРіРѕ гражданства. Если в 2015 г. российские паспорта получили 32 тыс. жителей республики, то в 2016 г. – уже почти 38 тыс. Результатом этого является продолжающийся процесс «утечки мозгов», когда из страны уезжают квалифицированные кадры, место которых занимают не отличающиеся высоким уровнем образования казахские оралманы (переселенцы) из других стран.


Из 32 930 казахстанцев, эмигрировавших в прошлом году, 23 589 человек были русскими (71,6%), 2 252 – украинцами (6,8%), 2 915 – немцами (8,9%) и 843 – татарами (2,6%). Сальдо миграции (разница между числом прибывших и выбывших) казахов было положительным. За 2016 г. в республику переселились 2 554 казаха, а покинули ее – 1 179.

Но при этом 755 эмигрировавших казахов опять же переселились в Россию.  Казахстан едут казахи из других стран мира, и, прежде всего, из Узбекистана, откуда за прошлый год их прибыло 1 393. Большинство тех, кто покинул республику, выбрали в качестве страны своего постоянного проживания Россию (87%), что объясняется преобладанием среди них этнических славян. Помимо РФ, казахстанцы переселялись также в Белоруссию, Германию, Польшу, Канаду и США. Любопытно, что, несмотря на значительную долю украинцев, Украина среди основных стран выезда не фигурирует.

Казахстанские аналитики проводят параллели между современной миграционной ситуацией и той, что сложилась в 1990-е гг., сразу после распада РЎРЎРЎР . «Мы тогда только обрели независимость, и среди населения появились домыслы, что у Казахстана нет перспектив, – приводит оценку политолога Замира Каражанова казахстанское интернет-издание 365info.kz. – В такой ситуации люди начинают задумываться о будущем детей: как их растить, где им лучше будет жить. Материально-экономическая составляющая в тот момент доминировала.


впоследствии, в 2000-х годах, когда СЌРєРѕРЅРѕРјРёРєР° страны начала расти быстрыми темпами — 10% в год, ситуация поменялась. Как только начали улучшаться экономические показатели, отток населения из страны снизился, в сравнении с притоком. На сегодняшний день тенденция оттока наблюдается последние два-три года». При этом эмиграция населения наиболее заметна в северных регионах, населенных преимущественно восточными славянами, которые, не имея никакого языкового и этнокультурного барьера, переезжают в Россию.

Особую тревогу властей вызывает проблема оттока молодежи из граничащих с РФ северных и северо-восточных регионов.

В июле прошлого года управление внутренней политики Восточно-Казахстанской области (ВКО) сообщило, что только за полгода в Россию уехало 669 юношей и девушек в возрасте от 14 до 29 лет.

«В настоящее время в высших учебных заведениях Томска, Новосибирска и Барнаула около 2 тысяч студентов – выходцев из ВКО обучаются следующим специальностям: нанотехнологии, ядерная физика, геология, металлургия, горное дело, инженерия и медицина. По итогам анкетирования, проведённого управлением, 35% данных студентов намерены вернуться в регион, но только при условии трудоустройства. Для сокращения оттока молодежи проводится комплексная работа по профориентационной работе абитуриентов школ области, информирование молодежи о 74 среднеспециальных и 8 высших учебных заведениях области»,

– сообщил руководитель управления внутренней политики Ержан Сембинов. 

Но эффективность этих мер пока невелика.

Уезжает не только молодежь, но и уже состоявшиеся квалифицированные специалисты. В январе этого года казахстанский интернет-ресурс Ratel.kz сообщил, что в Павлодаре из-за миграционного оттока населения стремительно дешевеет жилье.


«Жители Павлодарской области семьями переезжают в Россию по программе переселения соотечественников. В консульства РФ стоят очереди, чтобы сдать заявление на участие в программе нужно записываться за пару месяцев до приема»,

– отмечает издание. 

 Среди основных субъектов РФ, куда хотят переселиться павлодарцы – не только соседние сибирские регионы, но и города европейской части России и Урала, Краснодар, Белгород, Калининград, Екатеринбург. В общей сложности за пять лет Павлодарскую область покинуло свыше 20 тысяч человек, что сопоставимо с населением целого района. Удешевление жилья привело к тому, что трехкомнатную квартиру в Павлодаре можно купить по цене однокомнатной, а сам город вместе с Таразом и Актобе вошел в тройку самых доступных по ценам на недвижимость.

Причины усиления миграционного оттока населения казахские эксперты видят в области экономики и социальной политики. Так, политолог Мухит Асанбаев считает, что растущая эмиграция вызвана такими обстоятельствами, как девальвация тенге и последующее обнищание населения, снижение возможностей для роста, отсутствие социальных лифтов, чувство неопределенности, ухудшение медицинского обслуживания и падение общего уровня образования.


280839.jpg

Россия в глазах эмигрантов привлекательна в связи с более ранним выходом на пенсию и более значительным ее размером, лучшим состоянием системы образования и здравоохранения, а также наличием материнского капитала, аналог которого в Казахстане отсутствует. Играет роль и более значительный объем российского рынка труда. По данным российского посольства в Казахстане, в вузах РФ сегодня получают образование около 70 тысяч граждан республики, многие из которых после окончания обучения остаются в России, где условия для работы более привлекательны.

Вместе с тем в последнее время казахские эксперты начали обращать все большее внимание и на «внеэкономические» факторы, подталкивающие людей к эмиграции, в том числе – ухудшение положения с русским языком и опасения в связи с возможным приходом к власти политика националистической ориентации после предстоящего в обозримом будущем ухода Н.А. Назарбаева.

«Русский язык сдает свои позиции. Когда мы говорим о выталкивающих факторах, то вспомним, что со стороны казахоязычных постоянно идут вбросы в СМИ например, о том, что через 10–20 лет Казахстан станет казахоязычным государством со всеми вытекающими последствиями. Может, станет таким, может трехъязычным, но я абсолютно уверен, что Казахстан будет мультиэтническим государством и никаких спекуляций на этот счет быть не должно»,


– заметил Болат Султанов. 

Примером такой спекуляции является публикация известного казахстанского демографа Азимбая Гали.

«… Доля русских граждан в Казахстане упала до 20%, а казахи уже составляют 67% населения. Изменение демографического баланса требует и изменения приоритетов в национальной и языковой политике. Как русский язык может выполнять свою «официальную» роль, если русские у нас составляют всего 20% населения? Зачем в Казахстане давать особый приоритет языку, по сути, национального меньшинства? Пришло время определять нашу политику!»,

– написал он в августе прошлого года на своей странице в Facebook. 

Поскольку русский язык по Конституции и Закону о языках является в Казахстане официальным и может наравне с государственным – казахским – использоваться во всех сферах общественной жизни, отмена этого статуса приведет к значительным внутриполитическим переменам. И оптимизма русскому и другому русскоязычному населению они не внушают.

Не вселяет уверенности в завтрашнем дне и последняя инициатива Н.А. Назарбаева о переводе казахского алфавита к 2025 г. на латинскую графику. По общему мнению экспертов, напрямую на положение русских и русского языка в Казахстане языковая реформа не повлияет. Но в целом латинизация казахского алфавита приведет к культурно-цивилизационному, а затем – и ментальному разрыву с СЂСѓСЃСЃРєРѕР№ культурой и русскоязычным медиа-пространством, что станет еще одним фактором эмиграции русских.


«Неизбежным последствием перехода на латиницу станет усиление чемоданных настроений русскоязычного населения и рост эмиграции из страны уже в текущем году. Не следует ожидать от русскоязычного населения какого-то активного сопротивления поистине глобальной языковой реформе. Им проще уехать, что они и сделают. А остальные останутся со старыми проблемами и новой латиницей»,

– заявил агенству Sputnik политолог Султанбек Султангалиев. 

Идея латинизации казахского алфавита, которая витала в воздухе уже давно, но окончательные очертания приобрела только после апрельского выступления Н.А. Назарбаева, разделила казахстанское общество на сторонников и противником реформы, чаще всего занимающих полярные позиции.

«….Всего-то 100 лет как русские казахов грамоте обучили, дали свой алфавит, создали грамматику казахского языка, по дурости большевиков, выдернули казахов из юрт, приобщили к цивилизации, научили уму-разуму, на свои же средства все создали и построили в голой степи, на свою голову. А вот англосаксы, чтобы не морочить себе голову и не тратиться, просто перебили индейцев, и все. Понятно, хорошее вы не помните, только плохое ковыряете и из пальца высасываете. Верно говорят «не делай добра, о котором не просят, не будет тебе зла», очень надеюсь, что Россия больше не будет делать такое «добро» чужакам, вспомните вы, спохватитесь, да уже поздно будет, поезд уйдет или уже ушел навсегда!»,


– утверждает на форуме один из противников перехода на латиницу. 

Позиция сторонников реформы заключается в том, что выбор графической основы для алфавита – внутреннее дело Казахстана, которое не касается не только России, но и проживающих в республике русских.

«И нравится это кому-то из наших друзей или нет, но всё это, повторимся, исключительно казахская повестка, чисто казахская тема. Как «СЂСѓСЃСЃРєРёР№ РјРёСЂ», так и русский язык, и российская сфера политического влияния – всё это имеет к данной теме примерно такое же отношение, как оглобля к Ту-154. Ни запрячь, ни взлететь, ни объяснить внятно, нафиг самолёту оглобля, у вас не получится – ибо нет между ними абсолютно ничего общего…»,

– заявляет на форуме сторонник латинизации. 

«Не понимаю, о чём этот сыр-бор. Это ведь казахи переводят свою письменность на латиницу. Русскоязычные газеты Казахстана по-прежнему будут выходить на кириллице, русские, живущие в Казахстане, будут по-прежнему писать на кириллице. А казахи вольны переходить на любую письменность, т.к. Казахстан независимое государство. Узбекистан уже перешёл на латиницу»,

– продолжает его мысль другой сторонник реформы.  


Примечательно, что сторонники латинизации казахского алфавита пишут на форумах под русскими именами («Александр, «Олег», «Мефодий» и т.п.), стремясь доказать, что за реформу выступает или же, по крайней мере, относится к ней индифферентно не только казахское, но и русское население. Для участников форума такая подмена быстро становится очевидной. Но сам по себе этот факт говорит об озабоченности казахских властей состоянием общественного мнения, которое отнюдь не всегда складывается в их пользу, и активных попытках влиять на настроения русского и русскоязычного населения страны с помощью форумов и соцсетей.

Petropavlovsk-201106.jpg

Впрочем, эмиграция русских имеет для Казахстана и другой аспект. После присоединения Крыма к России казахские власти очень опасаются повторения этого сценария в северных регионах, где все еще преобладают славяне, и постепенная смена этнического состава их населения в пользу казахов вполне соответствует их интересам. С этой же целью власти стимулируют переселение на север этнических казахов с территории южных областей. 18 февраля 2016 года правительство Казахстана приняло постановление №83 от «Об определении регионов для расселения оралманов и переселенцев», согласно которому к ним относятся Восточно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области. Участники программы могут рассчитывать на предоставление субсидий, связанных с переездом, обеспечение жильем и оплату коммунальных услуг. Кроме того, семьи переселенцев обеспечиваются местами в детсадах и школах. 25 мая, например, казахстанские СМИ сообщили, что 20 семей общей численностью 82 человека из Кордайского района Жамбылской области согласились переехать в село Ленино Мамлютского района Северо-Казахстанской области, и еще шесть семей планируют переселиться на север в летние каникулы.


Тем не менее объемы эмиграции из Казахстана пока не идут ни в какое сравнение с ситуацией 1990-х гг., когда она измерялась сотнями тысяч, а численность славян в стране все еще достаточно велика.

На начало 2016 г. в Казахстане проживало 3 млн 644,5 тыс. русских (20,6% населения), что сопоставимо с количеством жителей Грузии (3,7 млн), Молдавии (3,6 млн), и значительно больше населения Монголии (3,1 млн), Армении (3 млн) и Литвы (2,9 млн).

Более того, русские Казахстана заметно превосходят по численности население Латвии и Эстонии вместе взятых (3,3 млн). Отток 23 тыс. человек за прошлый год на этом фоне пока не выглядит слишком большим показателем. Резкое сокращение численности восточнославянского населения республики возможно лишь в случае увеличения эмиграции до масштабов первых постсоветских лет, кажущееся пока не слишком вероятным. Что, впрочем, не исключает возможности кратного возрастания миграционного оттока при неблагоприятных для русских внутриполитических, языковых и этнокультурных переменах. 


 

новости-казахстана.ru-an.info

Эмиграция растет из-за бедности и бытового национализма, считает политолог Болат Султанов. Его мнение опубликовал портал 365info.

Число уехавших из Казахстана в 2017 году по прежнему больше, чем прибывших. Причём темпы только растут — по данным комитета по статистике, худшие показатели были только во время кризиса 2008-2010 годов, сообщает портал Ranking.

Всего за 6 месяцев 2017 года из Казахстана уехало 15,1 тыс. человек, а прибыло 8,7 тыс. В 2016 страну покинули 32 тыс. человек — в подавляющем большинстве отправившись в Россию.

Положительное сальдо миграции в 2017 году только в 4 регионах Казахстана из 16.

Почему уезжают из Казахстана?

Политолог Болат Султанов считает, что уезжают в основном из-за социально-экономических причин. При этом для Казахстана 30 тыс. эмигрантов в год — это много

«И это только официальная статистика, но есть ведь и неофициальные данные, и там явно цифры побольше. И это в первую очередь показатель того, что «поднимается температура социально-экономической ситуации», — утверждает политолог.

Почему уезжают из Казахстана?

Например, хотя численность официально безработных в Казахстане не достигает и полумиллиона — 2 млн записаны как самозанятые. Минимальный размер пенсий в 2016 году составил 25824 тенге, а среднемесячный — 42476 тенге.

«Среднемесячная зарплата учителя около 84 тыс. тенге. Врач может получать более 130 тыс. тенге, но только если будет работать на двух работах сразу. Среднедушевые национальные денежные доходы на 4 квартал 2016 года составили чуть более 80 тыс. тенге. А в ЮКО всего 42 тыс. тенге с небольшим», — перечислил Султанов.

По его словам, численность безработных в апреле 2017 года составила 473 тыс., но при этом 2 млн в Казахстане записаны как самозанятые.

Вот такие причины вкупе и толкают людей на эмиграцию. И это даже несмотря на то, что смена места жительства всегда сопряжена с массой хлопот, поэтому без особых причин редко кто решается на такой шаг. И уж тем более — на смену страны жительства. Когда в стране всё хорошо — люди не уезжают.

Зачастую с переездом на какое-то время условия жизни даже ухудшаются, но зато появляется надежда на дальнейшее улучшение, а на прежнем месте такой надежды нет.

«Почему-то думают, что все эмигранты отправляются прямиком в богатую Москву, но это не так. В Москву съезжаются со всей России — и нашим места не остается даже в Московской области. Поэтому едут в российскую глубинку. Если сравнивать Алматы и российскую провинцию — то разница большая в нашу пользу. Уровень жизни в Алматы выше, чем в российской глубинке. Но всё равно едут», — утверждает Султанов.

Впрочем, уезжают не только из Алматы. В нашей глубинке дела вряд ли лучше, чем в российской. А оттуда поток как раз намного больше, чем из Алматы или Астаны — что видно по вышеприведенной статистике.

По словам Султанова, сейчас почти 70 тыс. граждан Казахстана обучаются в российских вузах и их казахстанских филиалах.

Там учат лучше, стоит это дешевле, а потом еще и можно трудоустроиться в России. В результате всех студентов можно рассматривать как потенциальных эмигрантов.

При этом каждый год в российские вузы поступают новые абитуриенты из Казахстана: то есть список пополняется, но вычеркивать оттуда выпускников эксперты не спешат.

И вот эти основные причины усугубляются еще и дополнительными «выталкивающими факторами». Среди них Султанов выделяет бытовой национализм, который, к сожалению, все еще присутствует в обществе.

«В вопросе языков и межэтнического равновесия вообще нужно быть деликатнее. А особенно — в условиях нашего не совсем хорошего экономического положения. Все происходит на эмоциях, особенно когда участвуют женщины. В очереди возник конфликт — и начинают переходить на личности — а потом уже и на национальности. Вот и появляется не государственный, а именно бытовой национализм, — говорит политолог.  — Поэтому госорганам нужно очень тщательно отслеживать проблему».

Ранее на международной конференции по вопросам миграции в Алматы политолог в первой десятке «выталкивающих факторов» упоминал «страх перед сменой власти». В доказательство он приводил мнение социолога Гульмиры Илеуовой, что этнические русские опасаются ухода Нурсултана Назарбаева.

Особенно если после него к власти придет политик с националистическими взглядами и другими приоритетами во внутренней политике. Кстати, по мнению Илеуовой, электоральные кампании нынешнего президента получали сильную поддержку именно со стороны русского населения Казахстана.

«Как считает национал-патриот Сарым, Казахстан уже не является привлекательной страной, в которой «отчетливо виден горизонт будущего». Происходящие в стране террористические акты и девальвация усилили неуверенность в завтрашнем дне и стали для многих толчком к эмиграции, — заявлял тогда Болат Султанов. — Последние несколько лет, полагает Сарым, многие казахстанцы живут с понятием отложенного выбора. Дескать, если ничего напрягать не будет, будем жить в Казахстане, а в случае чего уедем. Поэтому, резюмирует Сарым, сегодня порядка 60% русскоязычного населения Казахстана — это потенциальные мигранты. Половина из них, по его словам, «сидит на чемоданах», зная, что рано или поздно уедут из страны. Другая половина только начинает задумываться о том, куда податься, если возникнет такая необходимость».

Кстати, хотя власти всячески обещают стабильность тенге, боязнь обвала национальной валюты и последующего очередного обнищания в обществе сохраняется и сейчас.

Социолог Тимур Айсаутов расходится с Султановым в главном — в оценке масштабов эмиграции.

По его мнению, 30 тыс. уезжающих в год «вписываются в рамки статистической погрешности»

«Это цифры небольшие. Но при этом они же — повод задуматься (а не поднимать панику), что следует сделать, чтобы мы стали страной, куда люди стремятся приехать и не хотят уезжать», — говорит он.

И здесь он согласен, что на первом месте среди причин эмиграции — нынешнее социально-экономическое положение. В частности, состояние медицинского обслуживания, качества образования, уровень социальной защиты населения.

«Большую роль играет уровень цен. К сожалению, у нас он или сопоставим, или даже повыше, чем в России и Беларуси. Нужно добиваться его снижения. А уровень пенсионного обеспечения у нас ниже процентов на 30-40,— сетует социолог. — В России гораздо лучше развито сельское хозяйство и мощнейший экспорт продуктов пищевой промышленности. А мы вынуждены очень много завозить, а это уже влияет на рост цен и инфляции».

Политических причин для эмиграции Айсаутов не видит абсолютно. Разве что внешние — которые лежат не внутри Казахстана и никак от него не зависят. Например, некоторые боятся, что антироссийские санкции серьезно ударят и по нам — и покидают страну. Но таковые отправляются, естественно не в Россию, — а это число очень мало. Однако Айсаутов затрагивает другую проблему.

По его мнению, эмигрируют в основном представители среднего сегмента, потому что кто победнее — не могут это сделать физически, а кто побогаче — и так чувствуют себя неплохо. У этих налажены бизнес и карьера, и никуда ехать они не хотят.

Об этом же вопросе говорит и Султанов, одновременно дополняя его. Уезжают действительно хорошо обученные специалисты — а вот на их место далеко не всегда приезжают такие же.

«От нас уходят умы, а к нам притекает неквалифицированная рабочая сила», — говорит политолог.

Уже неплохо, если вместо хорошего врача приедет другой врач — хоть и похуже. Но это может быть и какой-нибудь дворник. А вариант, что прибудет медик более высокой квалификации — вообще на грани фантастики.

При этом, как показывает статистика, число иммигрантов наоборот сокращается, в том числе и представителей титульной нации. В 2017 году вернулись на историческую родину 5,2 тыс. казахов, при этом покинуло страну 613 казахов. По сравнению с 2011-2012 годами темпы упали вдвое.

Telegram Телеграм

Categories: ПМЖ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.